Без страха и опричнины

19.03.2017 9:57 0

Илья Мильштейн. Courtesy photo

статья Статья

Сопроводительные письма

Вброс насчет "сопровождения" сделан для того, чтобы творческая интеллигенция, которая до сих пор не боится защищать Серебренникова, все-таки призадумалась. Одно дело мошенничество, но совсем другое - терроризм с уклоном в русофобию и вербовку. Получается, худрук Гоголь-центра - он типа Рамиреса на свой лад.

Илья Мильштейн 30.08.2017

статья Статья

Гений и подсредственность

Вопрос о том, можно ли художнику брать деньги у начальства, давно обсуждался в путинской России, но актуализировался буквально на днях. После внезапного задержания и заключения под домашний арест режиссера Кирилла Серебренникова. Тут высказываются разные мнения.

Илья Мильштейн 25.08.2017

статья Статья

Когда ж их всех повыловят

Cовсем другое дело, если гарант громовым шепотом велит силовикам отвязаться от художника, они же упорствуют в своем желании его покарать и отказываются исполнять неформальный приказ гаранта. Сперва выжимают показания из бухгалтера, сидящего в СИЗО, и ее подчиненной. А потом под утро набрасываются на режиссера.

Илья Мильштейн 23.08.2017

Подлость и лживость системы. Банда следователей. Тотальное опричное людоедство. Достоянием гласности письмо Алексея Малобродского, обращенное к друзьям в Америке, стало лишь в отрывках, но и эти скупые строки производят сильное впечатление. Настолько сильное, что на разных помойных многотиражных ресурсах уже активизировались "юристы" и "политологи", болезненно отреагировавшие на публикацию. Полемизировать с ними не о чем - люди на службе.

А в кругах либеральной интеллигенции на этом фоне вновь обострились дискуссии о происходящем в стране. Тут особо стоит упомянуть пост Ксении Лариной, которая указывает на частный характер письма и замечает, что Алексей Малобродский не писал никаких обращений к мировой театральной общественности и никакой помощи ни у кого не просил. Некоторые другие читатели высказывают мнение, что арестованный прозрел слишком поздно. Дескать, про систему и про опричнину давно уже было известно. С ними хочется поспорить.

Во-первых, текст не содержит никаких политических прозрений. Алексей Аркадьевич делится в нем только личным тюремным опытом, что же касается опричнины, то автор говорит о будущих временах, когда данное явление может стать необратимым. Согласимся, до тотального террора страна еще не дошла и, будем надеяться, не дойдет. Во-вторых, именно для того, чтобы эффективно противостоять банде, он призывает всех, кто его услышит, создать прецедент бескомпромиссного сопротивления, прецедент победы. В-третьих и в-главных, письмо Малобродского никак не сводится к описанию нравов в одном отдельно взятом застенке или к футурологии. Это крик о помощи, обращенный ко всем нам, и весьма полезный совет. Вне зависимости от того, принадлежим мы к мировой театральной общественности или по театрам вообще не ходим.

Дополнительный вес словам бывшего директора Гоголь-центра придают и недавние новости, связанные с делом "Седьмой студии", по которому проходят Серебренников, Малобродский, Итин, Масляева. Двое в СИЗО, двое под домашним арестом. С тех пор как мы узнали, что о расхитителях минкультовской собственности и круге их знакомств наводят справки сотрудники 2-й службы ФСБ, защищающие Родину от шпионов и террористов, скандал обрел масштабность борьбы с врагами народа. Борьбы одновременно и непримиримой, и выборочной.

Например, тех, кого государство (вероятно, не без оснований) считает настоящими врагами, спецслужбы стремятся изловить превентивно - как неких вчерашних "выходцев из Центральноазиатского региона", замышлявших недоброе. Напротив, тех, кого в Кремле (тоже, вероятно, неспроста) считают врагами ненастоящими, органы превентивно изловить не могут или не хотят - как неких вчерашних местного типа злоумышленников, которые забросали коктейлями Молотова здание "Лендока", где расположена студия режиссера Учителя, создателя великого фильма о великой Матильде. Ходят даже упорные слухи, что экстремисты этого типа, мало отличимые от деятелей НОДа, SERB´а и прочих подобных боевиков, потому и неуловимы, что тесно повязаны с антиэкстремистскими подразделениями РФ.

Верны слухи или нет, сказать нелегко, зато легко догадаться, по какому ведомству в качестве врагов проходят арестованные театральные работники. Явно по тому же, что вчерашние выходцы и весь остальной ИГИЛ (запрещенный, если вдруг забыли, на территории, подконтрольной Роскомнадзору). Однажды это уже проявилось в слушаниях по делу Малобродского, которого оставили в СИЗО, поскольку он, как выразились прокурорские, человек с двойным гражданством и связями в посольствах США и Израиля, мог бы представлять опасность для России и под домашним арестом. А это все значит, что определенные черты опричнины, то есть лютого произвола в отношениях власти с гражданами, уже вырисовываются на тех картинках, где изображена государственная машина, которая давит людей.

Хотя и не всех подряд, как при царе Иване и при Сталине, но при активной помощи, если все-таки очень похожие на правду слухи верны, социально близких отморозков. Которым безразлично, кого убивать, избивать, поджигать - несогласного политика Немцова, волонтеров на мосту, где его застрелили, или студию режиссера-патриота Учителя. Куда укажут, туда и пойдут расстреливать, кидаться говном или бутылками с зажигательной смесью.

Оттого Малобродский совершенно прав: чтобы переломить ситуацию и дать отпор современной опричнине, необходим прецедент победы. Надо упрямо и каждодневно противостоять этим следователям, этим прокурорам, этим судьям, этой системе. В стране и мире, при том что печальный опыт показывает, с каким удовольствием власть плюет на протесты мировой общественности и сколь задавлена, разрозненна, сервильна творческая интеллигенция внутри страны.

Тем не менее протесты идут по нарастающей. Деятели культуры вступаются за бывшего директора Гоголь-центра. Чулпан Хаматова рассказывает о том, как ей страшно жить после ареста друга Кирилла. Олег Табаков демонстрирует у себя в театре фрагмент из спектакля Серебренникова и не теряет веры в то, что сидящий под домашним арестом еще поработает на сцене МХТ.

Все эти события и речи едва ли подействуют на Бастрыкина с Бортниковым, не говоря о Путине. Однако было бы гораздо хуже, если бы знаменитые россияне, включая доверенных лиц президента, молчали все как один. Или, подобно братьям Михалковым, принимали посильное участие в травле своего товарища и его подельников. Было бы хуже, если бы мастера культуры скопом, как в былые времена, требовали казнить тех, чьи дела расследуют доблестные бойцы батыра Ежова. Многие из нынешних почти наверняка смогли бы успешно поучаствовать в таком спектакле, однако не все, далеко не все. И это радует, прямо до слез.

В общем, письмо Алексея Малобродского появилось очень вовремя и сказаны в нем слова очень точные. От банды опричников надо спасать всех - и невиновных, которые уже сидят, и себя самих, которые по недосмотру начальства и непростительной гуманности подчиненных еще не привлечены ни по какой статье. И эта мысль и мечта о победе над песьеголовыми, похоже, сегодня начинает медленно завладевать умами, что порождает нелепую с виду надежду на ликвидацию опричнины как класса в родной стране.

Без страха и опричнины Пара фраз 29.08.2017

в блоге Чекист в театре

Без страха и опричнины Пара фраз 25.08.2017

в блоге Театрал о Серебренникове

Без страха и опричнины Пара фраз 23.08.2017

в блоге Чутье Кончаловского

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Стероиды по выгодным ценам Бизнес идея на пуантах или когда мода на балет формирует новые тренды РемонтХолдинг для поиска нужного подрядчика Проверка авто по ВИН-коду МВД проводит обыски по делу о хищениях при строительстве «Калининград-Арены»

Лента публикаций