Для вернувшейся из Сирии дагестанки Будайхановой запросили 8-летний срок

14.09.2018 17:08 0

Московский окружной военный суд. Фото: razbol.livejournal.com

В прениях сторон по делу дагестанки Виктории Будайхановой, задержанной прошлой осенью по возвращении в Россию из Сирии, прокурор потребовала для подсудимой восемь лет общего режима с двухлетним ограничением свободы по отбытии срока. Об этом сообщает корреспондент "Граней".

При этом чиновница попросила переквалифицировать обвинение подсудимой с части 2 статьи 205.5 (участие в деятельности террористической организации) на часть 2 статьи 208 УК (участие в незаконном вооруженном формировании).

Таким образом, прокурор попросила вменить 22-летней Будайхановой, матери малолетней дочери, ту же норму УК, которая была инкриминирована и другим россиянкам, которые год назад репатриировались со своими детьми с Ближнего Востока. Дела этих женщин рассматривались в их регионе, тогда как дело Будайхановой, поскольку сейчас оно квалифицировано по "террористической" статье, слушает Московский окружной военный суд, а сама подсудимая содержится в столичном СИЗО.

Защита, в свою очередь, указала в прениях, что Будайханова выехала в Сирию еще до того, как "Исламское государство" признали террористической организацией, а далее вплоть до задержания находилась в информационной изоляции.

Выступление подсудимой с последним словом назначено на понедельник, 17 сентября. Начало слушаний в 10 часов.

Предварительные слушания по делу прошли 14 июня; разбирательство по существу продолжается с 25-го того же месяца. Процесс ведет коллегия под председательством Константина Репеты.

На первом заседании по существу после оглашения прокурором обвинительного заключения Будайханова отказалась признать вину. "Я признаю себя виноватой в том, что жила на войне, была там дважды замужем, кормила и обеспечивала своих мужей, — заявила подсудимая. — Но никакой медицинской помощи другим боевикам ИГ не оказывала".

Дело было возбуждено в Москве, где Будайханова жила со своей матерью Зиерой Будайхановой до отъезда в Сирию. В 2016 году обвиняемую объявили в розыск.

Согласно фабуле дела, Будайханова в июне 2014 — сентябре 2017 года, находясь в Сирии, участвовала в деятельности ИГ, "способствовала увеличению ее численности и боеспособности ее участников, дала организации клятву верности, прошла специальный курс и овладела способностями и соответствующими знаниями по применению огнестрельного оружия и взрывчатых веществ".

Далее, говорится в деле, войска диктатора Башара Асада взяли обвиняемую в плен и передали в Россию.

Будайханова прилетела в Грозный в составе второй группы репатриированных россиянок 13 ноября прошлого года под гарантии главы Чечни Рамзана Кадырова. Как и другие прибывшие дагестанки, она сразу же была задержана ФСБ, перевезена в Махачкалу и арестована. 8 декабря ее этапировали в Москву.

Как сообщала Зиера Будайханова, в столице ее дочь училась в строительном колледже и подрабатывала по три часа в день в фастфуде. На работе студентка, по словам матери, подпала под влияние других девушек, которые еще до ее совершеннолетия получили для себя и для нее документы для отъезды в Турцию и купили билеты на самолет. "Когда ей в мае 2014 года исполнилось 18 лет, буквально на следующий день они сели в самолет и улетели в Турцию, откуда попали в Сирию", — рассказывала Зиера Будайханова.

Она отмечала также, что в Сирии ее дочь постоянно находилась в помещении, так как женщинам там было запрещено появляться на улице, и занималась домашним хозяйством. "Ни в каких акциях, операциях и боевых действиях на стороне ИГИЛ участия не принимала", — подчеркивала Будайханова-старшая.

Всего известно о делах против шести вернувшихся дагестанок: трех из первой группы репатриантов и трех из второй. По крайней мере четырем из пяти женщин вменяли как раз часть 2 статьи 208 УК, которую теперь прокурор попросила инкриминировать и Будайхановой. Все три вернувшиеся в составе первой очереди — Наида Шайх-Ахмедова, Загидат Абакарова и Муслимат Курбанова — уже приговорены районными судами в Дагестане к реальному лишению свободы с отсрочкой исполнения приговора до достижения младшим ребенком 14-летнего возраста. До приговора все трое содержались в СИЗО, откуда по окончании разбирательства были освобождены. Шайх-Ахмедовой дали 4 года 4 месяца общего режима, а Абакаровой и Курбановой — 8 лет, то есть столько, сколько теперь запросили и для Будайхановой.

Прилетевшая вместе с Будайхановой мать пятерых детей Залина Габибуллаева в СИЗО отправлена не была. По состоянию на начало марта Габибуллаева оставалась под следствием; о дальнейшем ходе ее дела не сообщалось.

О судьбе третьей дагестанки, вернувшейся в составе второй очереди, не известно ничего, кроме того что она также была задержана. Имя ее в СМИ не фигурировало.

Относительно уроженок Чечни, вернувшихся из Сирии, до середины нынешнего года считалось, что они, в отличие от дагестанок, преследованиям не подвергаются. Однако эта информация оказалась неверна. В июне жительница Грозного Залина Хаджиева, мать троих детей, получила те же восемь лет общего режима с отсрочкой до достижения младшим ребенком 14-летия по той же части 2 статьи 208 УК. По косвенным признакам, однако, можно заключить, что Хаджиеву до приговора в СИЗО не отправляли.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Говядина, курица и черные лебеди: как коррупция повлияла на крупнейшего производителя мяса в мире Саудиты выдвинули Катару ультиматум и дали 24 часа Включи голову: можно ли научить мозг быть творческим Рогофф: только реформы спасут еврозону от коллапса Президент США Д. Трамп решительно подписал закон о новых антироссийских санкциях

Лента публикаций