Фигурантка дела «карачаево-черкесских исламистов» Хозиева заявила о пытках

26.09.2017 21:55 10

Северо-Кавказский окружной военный суд. Фото Василия Дерюгина

26-летняя Лилит Хозиева, одна из шести фигурантов дела "диверсионно-террористической группы" в Карачаево-Черкесии, на очередном заседании по делу, прошедшем в понедельник в Северо-Кавказском окружном военном суде в Ростове-на-Дону, заявила о жестоких пытках после задержания. Об этом сообщает "Кавказский узел".

Процесс ведет коллегия под председательством Валерия Опанасенко. Как следует из карточки дела на сайте суда, предварительных слушаний не проводилось, а разбирательство по существу открылось 25 июля; уже прошло около десятка заседаний процесса.

Основным фигурантом дела является 20-летний русский мусульманин Александр Бенденко, исламский муж Хозиевой. Ему вменяются часть 1 статьи 208 (организация незаконного вооруженного формирования; от 10 до 20 лет колонии), часть 2 статьи 205.5 (участие в деятельности террористической организации; та же санкция), а также часть 2 статьи 222 (незаконный оборот оружия в составе группы лиц по предварительному сговору; от 2 до 6 лет) и часть 2 статьи 222.1 (незаконный оборот взрывчатки в составе группы лиц по предварительному сговору; от 3 до 8 лет колонии).

Самой Хозиевой инкриминированы часть 2 статьи 208 (участие в незаконном вооруженном формировании; от 8 до 15 лет) и части 2 статей 222 и 222.1 кодекса.

Еще трое фигурантов — Р. Сайпудинов, А. Сапигулаев и Б. Хабибов — обвиняются лишь по частям 2 статей 208 и 222, а шестой подсудимый, М. Паунежев, — только по части 2 статьи 208 УК.

О задержании фигурантов УФСБ по Карачаево-Черкесии объявило 20 октября 2016 года. Как утверждалось, группа под руководством Бенденко намеревалась совершать диверсии, теракты и нападения на силовиков для дестабилизации обстановки в регионе. Заявлялось, будто у обвиняемых изъяли оружие, боеприпасы, взрывчатку, камуфляж, а также видеозаписи их присяги "Исламскому государству".

На слушаниях 25 сентября Хозиева, отвечая на вопросы своего адвоката Натальи Беликовой, сообщила, что ее девичья фамилия Погосова, она по национальности армянка, с раннего детства жила в Невинномысске, Ставропольский край, и там же в 18 лет вышла замуж и родила дочь. В 2014 году, продолжила подсудимая, она приняла ислам, поскольку убедилась, что это религия мира и добра. После развода с первым мужем Хозиева переехала в Черкесск, там летом прошлого года познакомилась с Бенденко и заключила с ним исламский брак.

С новым мужем, далее рассказала Хозиева, она политические вопросы не обсуждала, а о том, что он якобы является амиром, не подозревала. С остальными фигурантами дела, подчеркнула заключенная, она познакомилась уже на скамье подсудимых.

Далее Хозиева рассказала, что 6 октября 2016 года к ней домой вломились шестеро или семеро незнакомцев не в форме, но в масках и повалили ее перед ребенком. До вечера визитеры оставались в доме, изымая вещи. Протокол изъятия хозяйке дали на подпись лишь четыре дня спустя, когда она уже находилась в ИВС.

Незнакомцы обвиняли Хозиеву в сопротивлении, били, раздевали, угрожали изнасиловать и отобрать дочь, а членам семьи подбросить наркотики. Они требовали от нее подписать некие документы, что она в итоге и сделала, не ознакомившись с содержанием бумаг.

В дальнейшем, когда у заключенной появился адвокат, она заявила об отказе от своих показаний и подала жалобы. После этого силовики вывезли Хозиеву за город и стали пытать током. В итоге ей пришлось подписать еще ряд бумаг.

Выслушав показания Хозиевой в суде, прокурор заявил, что они существенно расходятся с теми, которые были даны на следствии. В этой связи он с санкции судей огласил протоколы прежних показаний заключенной. В этих показаниях заявлялось, будто Бенденко сообщил своей жене, что боевики ИГ в Сирии назначили его амиром. Такую информацию, пояснил Бенденко, ему якобы передал один из земляков, воюющий в Сирии. Муж, говорилось в показаниях Хозиевой, продемонстрировал ей флаг ИГ, переданный ему боевиком "Имарата Кавказ" (в действительности эти две группировки на Северном Кавказе между собой конкурируют).

В июле 2016-го, далее говорилось в показаниях, Хозиева приняла предложение Бенденко вступить в его джамаат. После этого она приобрела две черные маски для записи видеообращений, сама снимала видеообращения мужа на мобильник, а также разыскивала оружие для джамаата. В частности, зачитывал прокурор показания подсудимой, Хозиева звонила матери и выясняла, где находится пневматический пистолет отца. Кроме того, по заданию мужа подсудимая вела мониторинг интернет-ресурсов, чтобы решить, кого из силовиков "ликвидировать в первую очередь".

Как говорилось в показаниях далее, Бенденко и другие члены джамаата записали обращение к тогдашнему главе МВД по Карачаево-Черкесии Казимиру Боташеву. На видео они продемонстрировали оружие и заверили, что будут убить его подчиненных, а также принесли баят (присягу) халифу ИГ Абу Бакру аль-Багдади. Вечером 5 октября 2016 года, следуя инструкциям, полученным из Сирии, фигуранты дела якобы обнаружили пакет с автоматом Калашникова и патронами. А на другой день, продолжал зачитывать прокурор, полицейские изъяли из дома Хозиевой оружие, взрывчатку и маски.

После оглашения протокола подсудимая заявила, что в показаниях, данных на следствии, "нет ни слова правды", и попросила судей доверять показаниям, данным в суде.

Следующее заседание по делу назначено на 4 октября. Начало в 10 часов.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Названы победители Предакселератора GenerationS Saudi Aramco присматривается к российским поставщикам нефтегазового оборудования Где заказать поршневые группы для двигателей? Россия улучшила позиции в рейтинге публикации открытых данных В пух и прах: платья, юбки и жакеты, чтобы почувствовать себя райской птицей

Лента публикаций