Крым: харьковчанин Стешенко получил 2 года по делу о поджоге дома муфтия Аблаева

22.08.2018 15:43 1

Александр Стешенко дает показания. Кадр съемки ФСБ

Судья подконтрольного России Центрального райсуда Симферополя Юрий Гулевич приговорил харьковчанина Александра Стешенко к двум годам колонии-поселения по обвинению в поджоге дома Эмирали Аблаева — главы не признаваемого джамаатами коллаборантского муфтията Крыма и Севастополя. О приговоре, вынесенном еще 26 июля, лишь в нынешний вторник сообщил "КрымSOS" со ссылкой на адвоката Константина Рустемова, который посетил политзека в симферопольском СИЗО-1.

Издание писало, что приговор Стешенко еще не вступил в законную силу. В среду, однако, "Интерфакс-Крым" со ссылкой на региональное УФСБ передал противоположную информацию. При этом на сайте верховного суда аннексированного Крыма карточки апелляции Стешенко нет.

27-летний харьковчанин был объявлен виновным по части 2 статьи 167 российского УК (умышленное повреждение имущества путем поджога). Дело по части 2 статьи 282.1 кодекса (участие в экстремистском сообществе) было прекращено — как пояснили со ссылкой на спецслужбу "Крым.Реалии", в связи с "деятельным раскаянием".

Разбирательство проводилось в особом порядке. Процесс занял два заседания — 25 и 26 июля, причем на втором был лишь оглашен приговор.

Интересы политзека, как следует из карточки дела, представлял не Рустемов, а адвокат по назначению Оксана Акуленко. В 2016 году Акуленко некоторое время была защитницей фигурантов первого и второго дела "украинских диверсантов" Андрея Захтея и Владимира Дудки. Отмечалось, что она не обжаловала действия ФСБ в отношении Захтея, не фиксировала пытки и не вела сбор доказательств невиновности политзека. Защищать Дудку ФСБ пригласила Акуленко вместо независимого адвоката Оксаны Железняк, которую о следственных действиях не уведомили.

Как указывает Крымская правозащитная группа, Гулевич, вынесший приговор Стешенко, — бывший украинский судья, после аннексии Крыма изменивший присяге и поступивший на службу к оккупантам. В 2015 году Гулевич дал в особом порядке два года условно фигуранту "дела 26 февраля" Эскендеру Небиеву.

Стешенко был задержан силовиками из погранслужбы ФСБ 11 апреля на КПП "Джанкой", когда направлялся в гости к знакомой. Он позвонил матери и сообщил, что пограничники заявили, будто на фото в паспорте изображен не он. Между тем ранее Стешенко неоднократно путешествовал с этим паспортом, в том числе въезжал по нему в аннексированный Крым.

Отмечалось, что харьковчанин не был активистом и не участвовал в АТО ни как солдат, ни как волонтер. Как рассказывала мать Стешенко, в отношении знакомой, к которой направлялся ее сын, подозрений быть не может: та раньше сама жила в Харькове и сын уже давно общался с нею.

14 и 16 апреля адвокат, имя которого не уточнялось, побывал в погрануправлении ФСБ в Симферополе, однако к Стешенко его не допустили. При этом если первоначально юристу подтверждали, что харьковчанин задержан для установления личности и находится в здании управления, и даже называли фамилию дознавателя — Свинарев, — то в дальнейшем силовики начали заявлять, будто Стешенко вовсе не въезжал на полуостров.

Наконец, 24 апреля адвокат Эдем Семедляев выяснил, что харьковчанин отбывает административный арест. Позже стало известно, что ему дали 12 суток по части 1 статьи 19.3 российского КоАП (неповиновение законному требованию полицейского). В административном деле утверждалось, будто Стешенко задержали на автостанции Курортной рядом с железнодорожным вокзалом. Полицейские якобы сделали ему замечание за курение в неположенном месте и потребовали проследовать с ними, а харьковчанин отказался и начал отмахиваться, когда его попытались усадить в машину силой. От адвоката в суде Стешенко отказался и в суде вину признал. Копию постановления об аресте украинцу не выдали, хотя в деле указывается обратное.

Срок ареста Стешенко истекал вечером того 24 апреля. Адвокаты прибыли встречать харьковчанина к спецприемнику, однако за территорию арестованный так и не вышел — его посадили в микроавтобус и увезли в неизвестном направлении.

С тех пор судьба украинца почти месяц оставалась неизвестной. Наконец, 21 мая ФСБ объявила об уголовном деле против него. Как утверждалось, Стешенко входил в экстремистскую группу, которую по указанию председателя Меджлиса крымскотатарского народа Рефата Чубарова и при поддержке СБУ организовал Эрол Велиев — помощник депутата Верховной рады Мустафы Джемилева, национального лидера крымских татар. Помимо Велиева и Стешенко, заявляла спецслужба, в группу входил некто Александр Третьяков. Стешенко и Третьякова ФСБ называла "бывшими спортсменами-боксерами".

Согласно фабуле дела, группа намеревалась совершить ряд преступлений "с целью устрашения пророссийски настроенных крымских татар и нагнетания межнациональной напряженности на территории Республики Крым". За каждую проведенную акцию членам группы якобы обещали по 500 долларов.

Одной из акций, как утверждалось, и стал поджог дома Аблаева, якобы совершенный в январе. При этом до сообщения ФСБ никакой информации об атаке на жилище муфтия-коллаборанта в СМИ не появлялось.

В своих показаниях, видеозапись которых позже 21 мая распространила ФСБ, Стешенко сообщал, будто Велиев поставил ему и Третьякову задачу атаковать дом Аблаева с коктейлями Молотова, а для их изготовления купить в магазине бутылки вина. Однако, утверждал харьковчанин, он отказался, так как "понял, что могут пострадать невинные люди". Тогда Велиев и Третьяков провели атаку без него.

В этом же ролике были приведены кадры камер видеонаблюдения, зафиксировавшие покупку вина в магазине, а также то, что представлено как атака на дом Аблаева.

Задержание Стешенко при очередном въезде в Крым в апреле ФСБ объяснила информацией о том, что Велиев его направил на полуостров "для подготовки и совершения провокаций накануне очередной годовщины подписания указа президента Российской Федерации "О мерах по реабилитации армянского, болгарского, греческого, крымскотатарского и немецкого народов и государственной поддержке их возрождения и развития".

Велиева и Третьякова, находящихся на континентальной Украине, объявили в федеральный розыск. Третьякову, как и Стешенко, вменили часть 2 статьи 282.1 российского УК, Велиеву — части 1, 1.1 этой же статьи (создание экстремистского сообщества и вербовка в него; от 6 до 10 и от 4 до 8 лет соответственно).

На недавней встрече с адвокатом Рустемовым, о которой писал "КрымSOS", Стешенко сообщил, что после похищения 24 апреля из спецприемника мерой пресечения по уголовному делу ему назначили подписку о невыезде, однако фактически он полтора месяца месяца содержался в некоем подвале — где именно, политзек уточнить затруднился, пояснив, что перевозили его с места на место неизменно с мешком на голове. Дачу признательных показаний харьковчанин объяснил пытками током и избиениями.

Ранее сообщалось, что Стешенко болен гепатитом C и нуждается в систематическом приеме лекарств.

28 июня в Бахчисарае был задержан местный житель Ахтем Мустафаев, работавший личным водителем Сафинар Джемилевой — жены Мустафы Джемилева. Дома у Мустафаева прошел обыск. Силовики заявили, что бахчисараец проходит свидетелем по делу "группы Велиева".

В горотделе ФСБ задержанного избивали и пытали; также высказывались угрозы по адресу его детей. Далее задержанного вывозили в Симферополь.

В итоге Мустафаева отпустили, не дав на подпись никаких бумаг, однако предупредили, что теперь с ним будут "видеться часто". При этом, насколько позволяли заключить известные "Граням" публикации, никакого процессуального статуса в деле "группы Велиева" у бахчисарайца не было.

Несколькими днями позже Мустафаев бежал на континентальную Украину.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Международный тендер Туркменбашинского КНПЗ. Май 2017 г. Лабораторное оборудование Основатель «Акадо» Припачкин продал свою долю «Ренове актив» Вексельберга Может ли сланцевый бум встать на паузу? Одиночество – сволочь или как бизнес решает проблему одиночества Конкурс «Лучший работодатель города Москвы»

Лента публикаций