Новое дело осужденного за нападение на Нальчик Бегидова ушло в прокуратуру

18.01.2018 17:12 1
Новое дело осужденного за нападение на Нальчик Бегидова ушло в прокуратуру

Альберт Бегидов. Источник: svoboda.org

Новое дело Альберта Бегидова, отбывшего в колонии 12 лет 1 месяц за атаку в 2005 году вооруженного подполья на Нальчик, направлено в прокуратуру для утверждения обвинения. Об этом сообщается на сайте движения "За права человека".

Бегидова обвиняют в том, что 25 октября он напал на оперативника ИК-6 Кировской области капитана внутренней службы Евгения Прошкина, причинив силовику физическую боль.

Правозащитники просят областного прокурора Николая Журкова не утверждать обвинение, вернуть дело на доследование, обязать следствие удовлетворить ходатайства защиты и провести следственный эксперимент, допрос с использованием полиграфа как Бегидова, так и потерпевшего, а также видеотехническую экспертизу. Также движение обратилось к уполномоченному по правам человека Кировской области Александру Панову с просьбой содействовать защите прав заключенного.

Адвокат заключенного Тимур Идалов считает подложными медицинские документы, на основании которых возбуждено дело. Справка Омутнинской ЦРБ, выданная по результатам медицинского освидетельствования Прошкина, не соответствует требованиям, предъявляемым Минздравом. Она не имеет регистрационного номера, на ней отсутствуют реквизиты больницы и личная печать осмотревшего фсиновца хирурга. В самой справке говорится о ссадине на левой голени Прошкина, хотя диагноз сформулирован как "ссадина правой голени". Кроме того, отсутствуют сведения об обращении Прошкина в приемное отделение данной больницы.

Адвокат Идалов направил в полицию заявление о преступлении по факту фальсификации медицинских документов. Однако ответ до сих пор не получен.

10 ноября прошлого года Бегидов должен был освободиться из ЕПКТ (внутренней тюрьмы) ИК-6 в поселке Восточный Омутнинского района, полностью отбыв свой срок — 12 лет 1 месяц строгого режима. Однако 29 октября старший следователь Омутнинского межрайотдела управления СКР по Кировской области майор юстиции Михаил Телицин открыл новое дело против заключенного. Бегидову вменена часть 2 статьи 321 УК (дезорганизация работы колонии с применением неопасного насилия ко фсиновцу), предусматривающая до пяти лет заключения.

9 ноября суд в Кировской области арестовал Бегидова и отправил его в СИЗО.

Заключенный вину не признал. Он предложил просмотреть записи камер видеонаблюдения, однако фсиновцы заявили, что камера в момент, когда якобы произошел инцидент, не работала. Между тем кировское УФСИН в опубликованном 8 ноября сообщении о новом деле Бегидова утверждало, что "инцидент зафиксирован камерами видеонаблюдения".

6 ноября Телицин допросил Бегидова в присутствии адвоката Ильхома Яхьяева. Заключенный рассказал, что примерно в ноябре 2016 года, когда он находился в ИК-27 в поселке Лесной Верхнекамского района Кировской области, к нему явились двое оперативников ФСБ, один из которых назвался Алексеем. Они заявили, что Бегидова надо "срочно сделать" злостным нарушителем режима.

Примерно через месяц заключенного обвинили в нарушении правил внутреннего распорядка и на полгода отправили в ПКТ (другой тип внутренней тюрьмы) ИК-27.

23-24 мая 2017 года Бегидова вывезли в СИЗО-1 в Кирове. Там тот же оперативник Алексей предложил заключенному сотрудничать, в частности дать показания против некоего гражданина. Бегидов ответил отказом. Тогда Алексей сделал заключенному другое предложение: сознаться в преступлении, получить еще два года, а затем выйти на свободу. На 2018 год, пояснил оперативник, намечен чемпионат мира по футболу, и до его окончания Бегидов на свободу в любом случае не выйдет. Это предложение заключенный также отверг. В то же время он выразил готовность после освобождения уехать с семьей во Владивосток, чтобы во время чемпионата находиться как можно дальше от городов, где должны проходить соревнования. Алексей обещал подумать и позже дать ответ.

В июне этот же оперативник снова явился к Бегидову — на этот раз в сопровождении еще двух силовиков из ФСБ, а также начальника оперативного отдела СИЗО-1. Они допросили заключенного как свидетеля по некоему уголовному делу. Уходя, Алексей заверил, что все будет хорошо.

Между тем уже на другой день фсиновцы заявили, будто нашли у Бегидова два лезвия: в камере и в сумке. После этого заключенный и был отправлен в ЕПКТ ИК-6.

Относительно событий 25 октября Бегидов на допросе у Телицина рассказал следующее. В тот день его отвели в душ, где он должен был помыться за 15 минут. Заключенный помылся за 5 минут и стал ждать конвоира, чтобы вернуться в камеру. В кабинку заглянул фсиновец и велел не выключать воду. Через несколько минут к Бегидову зашел "потерпевший" Прошкин и спросил, закончил ли заключенный мыться. Тот ответил утвердительно. При этом, отметил заключенный, сам он оставался в кабинке, а фсиновец находился за ее пределами; расстояние между ними составляло метр-полтора.

Прошкин развернулся и ушел; Бегидов остался ждать. Примерно через 20 минут в душевую вбежали пять-шесть фсиновцев. Один спросил заключенного, что случилось. Тот ответил, что ждет, когда его отведут в камеру. Фсиновцы вышли, а в коридоре Бегидов увидел еще около 10 силовиков. Затем заключенного заковали в наручники, сфотографировали и объявили, что он напал на сотрудника колонии, причем не уточнили, на кого именно.

Бегидов подчеркнул, что по имени Прошкина не знал и, возможно, ранее с ним в колонии не пересекался.

8 ноября также в присутствии адвоката Яхьяева — провел очную ставку Бегидова с Прошкиным. Фсиновец заявил, будто заключенный мылся дольше положенных 15 минут. Прошкин якобы подошел сказать Бегидову об этом, а тот напал на него. Заключенный в ответ заявил, что фсиновец лжет.

35-летний Бегидов — житель аула Кенже в черте Нальчика. В 2005 году он работал в киоске мобильной связи; посещал мечеть, однако радикальных взглядов не высказывал. Накануне атаки на Нальчик, 12 октября, он позвонил матери и сообщил, что заночует у ее сестры, живущей в самом городе.

При каких обстоятельствах Бегидов присоединился к участникам нападения и на какой именно объект направился, не пояснялось. Говорилось, однако, что старшему брату заключенного, Артуру Бегидову, который также получил срок по делу, знакомый предложил помочь на "разборках с какими-то людьми", а когда тот приехал по названному адресу, собравшимся начали раздавать оружие. Артур Бегидов попытался отказаться, но командир отряда пригрозить убить его и расправиться со всей его семьей. Группа направилась к погранчасти; Артур Бегидов, управлявший машиной, намеренно сделал так, чтобы она застряла. Когда отряд пересел в другой автомобиль, старший Бегидов оставил автомат в застрявшей машине.

Между тем Альберт Бегидов в своих показаниях на суде отмечал, что никаких действий во время атаки предпринять не успел. Только выйдя из машины, он сразу попал под автоматную очередь, получив сквозную рану плеча, ранение в губу по касательной, а также ранение пальца. Бегидова отвезли в больницу, однако оттуда прямо из-под капельницы забрали в 6-й горотдел милиции. Медики пытались возражать, но силовики настояли на своем. Забрав Бегидова, они бросили его на пол машины голым и принялись избивать.

Избиение продолжилось в отделе. У Бегидова разошлись швы, и он начал терять кровь. Его отвезли в СИЗО. Там работал знакомый врач Бегидова. Он хотел помочь, но силовики запретили, заявив, что раненый должен умереть. Медик, однако, при свечах наложил швы, а затем Бегидова увезли в больницу регионального УФСИН. Там он провел месяц, после чего его вернули в СИЗО, где избиения продолжились. При этом силовики били заключенного по лицу так, чтобы швы на губе разошлись, а рану на плече бередили дулом автомата. По словам матери заключенного, избивали Бегидова каждый день.

Если старший брат на слушаниях по существу дела частично признал вину, то Альберт Бегидов заявил о полной невиновности. 19 декабря 2013-го, выступая с последним словом, он подчеркнул, что оказался на месте атаки "по независящим от него обстоятельствам". "Если бы от меня что-то зависело, я бы сделал все, что мог, чтобы никто не погиб, чтобы ни одна мать не потеряла сына. Но если даже суд считает, что я в чем-то виноват, я заплатил за это восемью годами тюрьмы", — заметил Бегидов.

В ходе атаки на Нальчик, состоявшейся 13-14 октября 2005 года, погибли 35 правоохранителей и военных, 15 гражданских лиц и 95 членов подполья. Процесс в Верховном суде Кабардино-Балкарии продолжался с 2008-го. Первоначально в деле было 58 обвиняемых, однако один из них — Мурадин Карданов — умер от туберкулеза в 2010 году, до окончания разбирательства.

Приговор по делу был вынесен 23 декабря 2014 года. Пятеро фигурантов получили пожизненные сроки, еще троим дали до 8 с половиной лет и освободили после оглашения приговора, так как эти сроки они уже отбыли в СИЗО. Остальные 49 фигурантов получили от 10 до 23 лет строгого режима. Альберту Бегидову дали 12 с половиной лет, а Артуру Бегидову — 15 лет строгого режима.

28 января 2016-го Верховный суд России незначительно уменьшил сроки большинству осужденных. В частности, Альберту Бегидову сократили срок на пять месяцев. Все пять приговоров к пожизненному заключению были оставлены в силе.

В разные годы в ЕСПЧ рядом осужденных по делу была направлена масса жалоб на пытки, несправедливое судебное разбирательство и ряд других нарушений прав.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Ирак сократил экспорт нефти на 10 тыс баррелей в день Связь между Россией и Таиландом подешевеет Блокчейн-консорциум R3 откроет российское представительство на базе «дочки» Qiwi КАМАЗ поедет на «шестерке» Из России выпроводят почти 500 американских дипломатов

Лента публикаций