По делу «карачаево-черкесских исламистов» дали сроки до 17 лет

11.02.2018 18:42 12

Фигуранты дела "карачаево-черкесских исламистов". Фото: kavkaz-uzel.eu

Коллегия Северо-Кавказского окружного военного суда (Ростов-на-Дону) под председательством Василия Опанасенко приговорила 21-летнего русского мусульманина Александра Бенденко к 17 годам строгого режима по делу "диверсионно-террористической группы", якобы действовавшей в Карачаево-Черкесии. О приговоре, вынесенном 9 февраля, тогда же сообщил "Кавказский узел".

В качестве дополнительного наказания Бенденко назначено полтора года ограничения свободы по выходе из колонии.

Амич Сапигулаев, Расул Сайпудинов и Бац Хабибов осуждены к 12, а Музакир Паунежев — к 9 годам строгого режима, все четверо — с годовым ограничением свободы по отбытии сроков.

Беременная Лилит Хозиева, 27-летняя исламская жена Бенденко, получила 8 с половиной лет общего режима, также с годовым ограничением свободы.

Пятерым из шести фигурантов дела судьи назначили бóльшие сроки, чем запрашивал в прениях прокурор Азрет Джабаев. Для Бенденко он требовал 15 лет, для Сапигулаева, Сайпудинова и Хабибова — 10, для Паунежева — 8 с половиной лет строгого режима.

Меньше, чем требовал прокурор, получила только Хозиева. Для нее Джабаев требовал 10 лет общего режима.

Ранее на нынешней неделе больший срок, чем запрашивал прокурор, — 19 лет строгого режима против 18 — дали Лечи Гадамаури — основному фигуранту дела "Орджоникидзевского джамаата". Это дело также рассматривалось в СКОВСе.

Бенденко был объявлен виновным по части 1 статьи 208 (организация незаконного вооруженного формирования), части 2 статьи 205.5 (участие в деятельности террористической организации), части 2 статьи 222 (незаконный оборот оружия в составе группы лиц по предварительному сговору) и части 2 статьи 222.1 УК (незаконный оборот взрывчатки в составе группы лиц по предварительному сговору).

Хозиева осуждена по части 2 статьи 208 (участие в незаконном вооруженном формировании) и частям 2 статей 222 и 222.1 УК, Сайпудинов, Сапигулаев и Хабибов — лишь по частям 2 статей 208 и 222, а Паунежев, — только по части 2 статьи 208 кодекса.

Предварительных слушаний по делу не проводилось. В рамках разбирательства по существу, продолжавшегося с 30 августа 2017 года, прошло около 35 заседаний.

Прения сторон заняли четыре заседания с 30 января по 6 февраля. Адвокаты требовали для своих клиентов оправдательного приговора.

Сапигулаев и Паунежев, выступая с последним словом, заявили о своей невиновности. Они заметили, что все признательные показания на следствии были даны под давлением. Бенденко указал, что у обвинения отсутствуют видео- и аудиозаписи, подтверждающие, что другие подсудимые давали ему баят (присягу). В то же время он признал, что "оступился", и попросил судей дать ему "последний шанс".

Остальные трое подсудимых отказались от выступлений с последним словом, заявив, что поддерживают позиции своих адвокатов.

Защитники фигурантов заверили, что обжалуют приговор. Адвокат Наталья Беликова, защищавшая Хозиеву, среди прочего указала, что забеременела ее клиентка уже в СИЗО. "Само нахождение моей подзащитной в состоянии беременности говорит о том, что это была сделка со следствием: очевидно, им (с Бенденко. — Ред.) обещали дать свидание в обмен на признательные показания", — заметила адвокат.

На воле у Хозиевой осталась малолетняя дочь.

Осужденные по делу — жители Карачаево-Черкесии, Дагестана и Ставрополья. О задержании фигурантов УФСБ по Карачаево-Черкесии объявило 20 октября 2016 года. Как утверждалось, группа под руководством Бенденко намеревалась совершать диверсии, теракты и нападения на силовиков для дестабилизации обстановки в регионе. Заявлялось, будто у обвиняемых изъяли оружие, боеприпасы, взрывчатку, камуфляж, а также видеозаписи их присяги "Исламскому государству".

На суде пятеро из шести обвиняемых сообщили о пытках. В частности, Хозиева на допросе 25 сентября прошлого года заявила, что 6 октября 2016-го к ней домой вломились шестеро или семеро незнакомцев не в форме, но в масках и повалили ее перед дочерью. До вечера визитеры оставались в доме, изымая вещи. Протокол изъятия хозяйке дали на подпись лишь четыре дня спустя, когда она уже находилась в ИВС.

Незнакомцы обвиняли Хозиеву в сопротивлении, били, раздевали, угрожали изнасиловать и отобрать дочь, а членам семьи подбросить наркотики. Они требовали от нее подписать некие документы, что она в итоге и сделала, не ознакомившись с содержанием бумаг.

В дальнейшем, когда у заключенной появился адвокат, она заявила об отказе от своих показаний и подала жалобы. После этого силовики вывезли Хозиеву за город и стали пытать током. В итоге ей пришлось подписать еще ряд бумаг.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Доходный воздух Представители животного мира спешат на помощь рестораторам Оперативный штаб союзников Сирии пригрозил США ответным ударом Роботизированные киоски помогут с регистрацией авиапассажиров В США начался процесс над латвийским хакером

Лента публикаций