По делу о подготовке взрыва в московском метро дали сроки от 17 до 19 лет

25.12.2018 4:36 2

По делу о подготовке взрыва в московском метро дали сроки от 17 до 19 лет

Коллегия Московского окружного военного суда под председательством Константина Репеты вынесла приговор по делу о подготовке взрыва на станции столичного метро "Теплый Стан". Такую информацию сообщает "Медиазона" со ссылкой на адвоката Магомедшамиля Шабанова, который защищает одного из фигурантов — 25-летнего приезжего из Дагестана Магомеда Давудова.

22-летний гражданин Узбекистана Мухаммадъюсуф Ашуров осужден к 19 годам строгого режима. Давудов и остальные двое фигурантов — 25-летний гражданин Узбекистана Фуркат Кушаев и 27-летний гражданин Таджикистана Абдушукур Гульмирзаев — получили 17-летние сроки, также в колонии строгого режима.

Все четверо объявлены виновными по части 2 статьи 205.4 (участие в террористическом сообществе), части 2 статьи 205.5 (участие в деятельности террористической организации), части 1 статьи 30 — пункту "а" части 2 статьи 205 (подготовка теракта в составе организованной группы), части 3 статей 222 (незаконный оборот оружия в составе организованной группы), 222.1 (незаконный оборот взрывчатки в составе организованной группы) и 223.1 УК (незаконное изготовление взрывчатки в составе организованной группы).

Разбирательство по существу дела, начавшееся 11 октября, заняло больше десятка заседаний. В прениях сторон 18 декабря прокурор запрашивал для Ашурова 21, а для каждого из остальных фигурантов — 20 лет колонии.

О задержании фигурантов ФСБ объявила 25 мая 2017 года; на другой день всех четверых отправили в СИЗО. Сообщалось, что Давудов неофициально работал водителем погрузчика на заводе Coca-Cola в Новопеределкине, Новая Москва, а Ашуров и Кушаев постоянной работы не имели. Между тем "Медиазона" теперь передает, что все четверо были работниками завода Coca-Cola; в частности, Ашуров — грузчиком.

Согласно фабуле дела, Ашуров "исповедовал агрессивную форму ислама" и еще в 2011 году, узнав о начале войны в Сирии, задумал вступить в "Исламское государство". В действительности структуры с таким названием на тот момент не существовало — действовала группировка "Исламское государство Ирак". В Сирию эта группировка вторглась лишь в 2013-м, предварительно сменив название на "Исламское государство Ирака и Леванта".

С конца декабря 2016 по апрель 2017 года, утверждается в деле, Ашуров общался в Telegram с эмиссаром ИГ А. Ахмаджоновым (или Ахмаджановым — в публикации "Медиазоны" присутствуют оба написания; фигурирует в материалах также под именем Умарджон), который якобы координировал деятельность сторонников организации в России и других бывших республиках СССР.

В начале апреля 2017-го Ашуров якобы получил от Ахмаджонова указание совершить в Москве в месте "массового скопления людей". Атаку, заявляется в деле, эмиссар требовал провести во время Кубка конфедераций по футболу, проходившего в столице и в Петербурге прошлым летом.

Тогда Ашуров, согласно обвинительному заключению и приговору, обратился к трем своим коллегам. В том же месяце — апреле прошлого года — они собрались в чайхане на Новоясеневском проспекте, где и разработали план взрыва бомбы на "Теплом Стане". Целью теракта, утверждается в деле, были "дестабилизация органов власти Российской Федерации и оказание воздействия на принятие ими решение о прекращении военной операции по пресечению террористической деятельности "Исламского государства" в Сирии и выводе с ее территории авиационной группы из России".

Далее фигуранты будто бы собрали информацию о работе выбранной для атаки станции метро, путях отхода, охране, а также купили в строительном магазине на улице Авиаторов "ацетон, перекись водорода, серную кислоту, электролит, сахар, аммиачную селитру, шестигранные гайки, шурупы" для изготовления бомбы.

Кроме того, утверждается в деле, "неустановленные лица по указанию Ахмаджонова" оборудовали в лесополосе недалеко от перекрестка улиц Шолохова и Новоорловской схрон с оружием. Получив по Telegram указание от эмиссара, фигуранты якобы забрали из схрона два автомата АК-74 с четырьмя магазинами, в каждом из которых было 30 патронов калибра 5,45 миллиметра, две гранаты РГД-5 и две гранаты Ф-1, все с запалами. Оттуда же они вынесли недостающие компоненты для изготовления бомбы, которую предполагалось закамуфлировать под автомобильный огнетушитель.

Кроме того, говорится в деле, фигуранты купили машину Daewoo Nexia, смартфоны и сим-карты. На смартфоны они установили Telegram.

Теракт, как утверждается, был запланирован на 17 июня. Кушаев якобы должен был встретить других фигурантов на автомобиле и подъехать к "Теплому Стану". Далее, заявляется в деле, предполагалось, что Давудов заложит бомбу перед стеклянными дверьми на станции и вернется в машину. Задачей Ашурова будто бы было дистанционно взорвать бомбу, а последствия теракта заснять на видео. Между тем Кушаеву и Гульмирзаеву предстояло следить за обстановкой, а после взрыва бросать в пассажиров гранаты и расстреливать из автоматов.

Далее, согласно фабуле дела, фигуранты намеревались скрыться и связаться с Ахмаджоновым, чтобы тот через посредников передал им деньги и документы на чужие имена. После этого обвиняемые якобы намеревались выехать в Сирию.

После арестов фигурантов сообщалось, что они дали признательные показания. При этом Гульмирзаев настаивал, что знакомые использовали его втемную и к подполью он отношения не имеет. На слушаниях об аресте он заявлял: "Мой друг Ашуров готовился взорвать. Я ничего не готовил. Он таскал в квартиру странные коробки, у него были друзья из Сирии, которые его информировали".

Между тем на первых слушаниях по существу дела в МОВСе подсудимые полностью отвергли обвинения, объяснив дачу признательных показаний на следствии пытками. В частности, Давудов указал: "Нас заставляли подписывать готовые бумаги. Я даже не видел, что там написано".

В нынешней публикации "Медиазона" ссылается на заявление Ашурова, в котором он сообщает, что силовики из ФСБ избивали его до крови, нанося удары в том числе по яичкам, и придушивали до потери сознания. "Все это для того, чтобы я признался в том, к чему вообще не причастен, и у них это удалось, — отмечал арестованный. — Так как я не железный человек, не выдержал пытку и подписывал то, что мне предлагали".

После задержания, написал Ашуров, ему и схваченному вместе с ним Кушаеву натянули на лица шапки, зафиксировав их скотчем, после чего в некоем фургоне заставляли брать в руки некие предметы. Кушаев идентифицировал один из этих предметов как гранату. Как можно предположить, таким образом силовики получали отпечатки пальцев на "вещдоках".

На суд о первом продлении ареста, также сообщил Ашуров, его конвоировали те же силовики, что и задерживали. По дороге арестованного избили из-за высказывавшихся им уже до этого жалоб на пытки. На обратном пути его снова избивали, требуя, чтобы в дальнейшем он не обращался с жалобами.

Относительно существа дела Ашуров в своем заявлении сообщил, что в чайхане на Новоясеневском случайно повстречал Давудова и Гульмирзаева, с которыми был некий Рустам — знакомый Ахмаджонова, упоминаемого в деле как эмиссар ИГ. Мужчины вместе пообедали, а далее Рустам вывел Ашурова из чайханы и предложил совершить теракт в Москве. Рабочий наотрез отказался обсуждать эту тему и вернулся в помещение.

Насчет того, был ли Рустам провокатором из ФСБ, в публикации "Медиазоны" предположений не делается.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Рогофф: только реформы спасут еврозону от коллапса Оперативный штаб союзников Сирии пригрозил США ответным ударом Необычный подарок для мужчины Путин выскажет предпочтения по поводу своего преемника Стильный головной убор на любое время года

Лента публикаций