По делу «Орджоникидзевского джамаата» дали сроки от 5 до 19 лет

06.02.2018 20:33 3

Подсудимые по делу "Орджоникидзевского джамаата". Фото: kavkaz-uzel.eu

Коллегия Северо-Кавказского окружного военного суда (Ростов-на-Дону) под председательством Сергея Горелова приговорила Лечи Гадамаури, основного фигуранта дела "Орджоникидзевского джамаата", к 19 годам строгого режима со штрафом 250 тысяч рублей и ограничением свободы на срок 1 год 3 месяца после выхода из колонии. Об этом сообщает "Кавказский узел".

Багаудин Опиев получил 14 лет со штрафом 100 тысяч рублей, Асхаб Албаков и Зелимхан Амриев — 13 лет с 250-тысячными штрафами, Акроман Бузуртанов — 10 лет со 100-тысячным штрафом, Тимур Матиев и Илез Торчхоев — 8 лет, Илез Цечоев — 6 лет, а Джохар Цечоев (судя по инициалам на сайте суда, — не отец, не сын и не родной брат Илеза) — 5 лет. Всех восьмерых отправляют в колонию общего режима; каждому назначен также год ограничения свободы по отбытии срока.

В прениях сторон 23 января прокурор Александров запрашивал для Гадамаури 18 лет строгого режима, для Опиева — 18 лет общего, для Албакова и Амриева — 15 лет строгого, для Бузуртанова, Матиева, Торчхоева, Илеза и Джохара Цечоевых — 14, 12, 12, 7 и 8 лет общего режима. Адвокаты Албакова и Амриева на заседании 31 января запрашивали для своих клиентов минимальных сроков, остальные защитники настаивали на оправдательном приговоре.

Таким образом, Гадамаури дали больший срок, чем требовал прокурор. В то же время дополнительные наказания ему назначены менее суровые — Александров требовал для подсудимого 300-тысячного штрафа и двухлетнего ограничения свободы.

Слушания по существу дела продолжались с 15 августа прошлого года. Процесс занял около 45 заседаний.

Из подсудимых вину частично признали лишь Албаков и Амриев. Остальные полностью отвергли обвинения. При этом восемь из девяти фигурантов на суде отказались от данных на следствии признательных показаний против себя и других фигурантов, пояснив, что эти показания даны под пытками. О пытках не заявил лишь Бузуртанов, который с самого начала имел адвоката по соглашению и никогда не давал признательных показаний.

По крайней мере часть осужденных — жители Ингушетии. Известно, что Гадамаури и Опиев до ареста жили в станице Орджоникидзевской (ныне город Сунжа). Гадамаури вменили часть 1 статьи 208 УК (организация незаконного вооруженного формирования), остальным восьмерым — часть 2 этой же статьи (участие в таком формировании). Опиеву это обвинение было инкриминировано через часть 5 статьи 33 (пособничество).

Кроме того, все, кроме Цечоевых, обвинялись по части 2 статьи 222 кодекса (незаконный оборот оружия в составе группы лиц по предварительному сговору), а все, кроме Цечоевых и Матиева, — по части 2 статьи 222.1 (незаконный оборот взрывчатки в составе группы лиц по предварительному сговору).

Гадамаури, Албакову и Амриеву были инкриминированы также часть 3 статьи 30 — часть 2 статьи 223.1 УК (покушение на незаконное изготовление взрывчатки в составе группы лиц по предварительному сговору), а Опиеву — часть 1 статьи 205.1 (содействие терроризму) и часть 2 статьи 228 (незаконный оборот наркотиков в крупном размере).

Именно из-за вмененной Опиеву статьи 205.1 дело рассматривалось СКОВСом. Если бы ее в обвинении не было, суд проходил бы в Ингушетии.

Согласно фабуле дела, "Орджоникидзевский джамаат", образованный под руководством Гадамаури, входил в состав "Сунженского сектора". Амиром "Сунженского сектора" в деле также назван Гадамаури. Остальные фигуранты, как утверждалось, входили в состав "джамаата" в период с 1 марта 2014 по 31 декабря 2015 года.

Группировка, заявляло обвинение, занималась "деятельностью, направленной на изменение конституционного строя РФ и нарушение ее территориальной целостности, распространение идей радикального ислама, разжигание национальной и религиозной вражды, совершение преступлений экстремистской и террористической направленности по религиозным, политическим и идеологическим мотивам".

Прокурор Александров в прениях назвал подсудимых "генерацией нового поколения преступников". "Они хотели шагать в ногу со временем и использовать квадрокоптеры в своей преступной деятельности", — пояснил чиновник.

"Несмотря на то, что в деле нет потерпевших, нет объекта посягательства, НВФ существовало и имело четкую вертикаль власти", — также заявил прокурор.

В пытках Гадамаури после его задержания в июне 2016-го принимал участие начальник регионального ЦПЭ Тимур Хамхоев, в декабре того же года арестованный по делу о разбое. Позже Хамхоеву вменили также пытки, приведшие к гибели задержанного.

Фигуранта Илеза Цечоева схватили в Белгородской области. Между тем в материалах дела местом его задержания названа Ингушетия. В допросе очевидцев задержания Цечоева судьи отказала.

В 2016 году судья Горелов возглавлял коллегию, которая приговорила махачкалинца Гирея Аминова к пяти годам общего режима по обвинению в членстве в "Хизб ут-тахрир".

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Эстония поборется с Литвой за статус регионального СПГ-хаба. Vopak начала строительство СПГ-терминала в порту Мууга Пресс-конференция председателя Банка России Эльвиры Набиуллиной ВЭБ и Банк Харбина создадут венчурные фонды объемом до $700 млн Конвекционные печи от лучших брендов Глазами клиента. Что дает компании анализ клиентского опыта по эпизодам

Лента публикаций