По крымскому «делу 26 февраля» дали условные сроки от 3,5 до 4,5 года

19.06.2018 14:02 2
По крымскому "делу 26 февраля" дали условные сроки от 3,5 до 4,5 года

Али Асанов у суда, 14.05.2018. Фото Александры Ефименко

Судья подконтрольного России Центрального райсуда Симферополя Сергей Деменок огласил приговор крымскотатарским активистам — фигурантам сфабрикованного "дела 26 февраля". Об этом сообщает корреспондент "Граней".

Все фигуранты получили условные сроки: Али Асанов и Мустафа Дегерменджи — 4 с половиной года, Эскендер Кантемиров и Арсен Юнусов — 4 года, Эскендер Эмирвалиев — 3 с половиной года. Асанову назначен 4-летний испытательный срок, остальным обвиняемым — 3-летние.

Все пятеро объявлены виновными по части 2 статьи 212 российского УК (участие в массовых беспорядках).

Показания всех 38 свидетелей, на которые Деменок сослался в приговоре, имели общий характер. Ни один из свидетелей не сообщил каких бы то ни было подробностей относительно роли фигурантов и ни один не опознал их. Также в приговоре упоминаются видеозаписи, на которых зафиксированы конфликты с участием лиц, похожих на подсудимых. Однако портретная экспертиза этих видео не проводилась.

Разбирательство заняло 103 заседания. В прениях сторон 24 апреля прокурор Дмитрий Таран запрашивал для Асанова и Дегерменджи 5 лет условно, а для Кантемирова, Эмирвалиева и Юнусова — 3 с половиной года условно. Каждому из фигурантов он требовал назначить 3-летний испытательный срок. Таким образом, приговор Асанову, получившему больший испытательный срок, оказался суровее, чем просил Таран.

Асанов и Дегерменджи вину не признали. 14 мая, выступая с последним словом, Дегерменджи коснулся причин, по которым к уголовной ответственности привлекли только крымских татар, участвовавших в митинге против аннексии Крыма, но не противостоявших им пророссийских боевиков. Чиновник СКР Павел Никель на прямой вопрос обвиняемого, заданный на следствии, ответил: "Победителей не судят".

Кантемиров, Юнусов и Эмирвалиев признали участие в драке с пророссийскими боевиками, но обвинение в массовых беспорядках также отвергли. В феврале 2017 года Кантемиров заявлял иную позицию. Он ходатайствовал о выделении материалов в отношении себя в отдельное производство и рассмотрении их в особом порядке. Такая мера может быть применена лишь в случае признания вменяемой вины. Однако судья Деменок ходатайство отклонил.

До вступления приговора в законную силу меры пресечения фигурантам оставлены без изменений: домашний арест для Асанова и Дегерменджи и поручительство для остальных. Время, проведенное осужденными под домашним арестом и поручительством, а ранее — в СИЗО, в испытательный срок не засчитывается.

Оглашение приговора первоначально, первоначально назначенное на 4 июня, откладывалось трижды: сначала на 13-е число, затем на 18-е, наконец — на 19-е. В первый раз, передавала "Крымская солидарность" со ссылкой на адвоката Айдера Азаматова, судья объяснил проволочку тем, что еще не готов вынести решение. Во второй, рассказал накануне "15 минутам" адвокат Эдем Семедляев, Деменок сослался на то, что чиновники уголовно-исполнительной инспекции ФСИН с опозданием доставили на слушания Дегерменджи, находившегося под домашним арестом. Причина третьего переноса заседания, добавил адвокат, неизвестна. "Это беспрецедентный случай, когда уже третий раз откладывают оглашение приговора", — заключил он.

В свою очередь, адвокат Азаматов отметил, что на заседание 19-го числа защитники подсудимых не попадут, поскольку в этот день они должны присутствовать в Северо-Кавказском окружном военном суде в Ростове-на-Дону на слушаниях по ялтинско-алуштинскому делу "Хизб ут-тахрир". Действительно, во вторник Семедляев поместил в Фейсбуке фото, на котором он, Азаматов и их коллеги стоят у здания СКОВСа.

Каждый из четырех дней, на которые назначалось оглашение приговора, поддержать обвиняемых в суд и к зданию суда приходили десятки их земляков. На заседание во вторник в зал допустили лишь нескольких человек — родственников подсудимых. Остальная публика, в том числе и все журналисты, ожидала окончания заседания в коридоре.

26 февраля 2014-го протесты майдановцев, преимущественно крымских татар, сорвали планировавшееся в Верховной раде Крыма голосование о назначении незаконного сепаратистского "референдума". Годом позже оккупационные власти начали фабриковать дело о "массовых беспорядках". Поводом стали столкновения между сторонниками Евромайдана и участниками митинга пророссийских сил, одновременно проходившего у парламента. Тогда российская прокуратура региона заявляла, что в ходе этих столкновений двое человек погибли, а десятки получили различные травмы.

Однако в сентябре прошлого года прокурор попросил о существенном смягчении обвинения. Он ходатайствовал об исключении из фабулы дела обвинение в том, что фигуранты врывались в здание Верховной рады Крыма. Также он заявил о необходимости существенно сократить список "потерпевших", исключив из их числа 83 лица из 86.

В итоге Дегерменджи и Эмирвалиеву вменили нападение на "потерпевшего" Шлягина, Асанову и Юнусову — на Алексея Ивкина, а Кантемирову — на Сергея Бербенца.

Всего же за время разбирательства текст обвинительного заключения изменяли трижды.

Известно, что в СИЗО в 2015 году были отправлены четыре фигуранта дела. Кантемирова и Эмирвалиева освободили под поручительство уже после двух месяцев заключения; Асанова и Дегерменджи переведели под домашний арест лишь в апреле 2017-го. Находился ли ранее под стражей Юнусов, информации нет.

Также по делу первоначально проходил зампред Меджлиса крымскотатарского народа Ахтем Чийгоз. Он был основным фигурантом — в отличие от других обвиняемых, Чийгозу инкриминировали часть 1 статьи 212 российского УК (организация массовых беспорядков). Политик провел в СИЗО больше двух с половиной лет.

Первый процесс по делу начался в декабре 2015 года в верховном суде аннексированного Крыма. Обвинение поддерживала лично тогдашний оккупационный прокурор Наталья Поклонская. Однако уже в феврале 2016-го коллегия вернула материалы в надзорное ведомство. На предварительных слушаниях в рамках повторного процесса судья верховного суда Виктор Зиньков разделил дело. Материалы в отношении Чийгоза он оставил на рассмотрение в суде региона, а основное дело передал в районный суд.

Осенью 2015-го выяснилось, что Асанову и Дегерменджи предлагали освобождение из СИЗО в обмен на оговор Чийгоза, однако оба политзека предложения отвергли. 6 марта 2017 года, выступая со свидетельскими показаниями на суде над зампредом Меджлиса, они сообщили, что предложения оговорить Чийгоза исходили от муфтия Крыма Эмирали Аблаева, известного как коллаборант и доносчик. Беседы Аблаева с политзеками проходили в помещении СКР.

Суд по существу дела Чийгоза стартовал в августе 2016 года. Процесс занял больше 150 заседаний. 11 сентября 2017-го коллегия верховного суда аннексированного Крыма в составе Зинькова (председательствующий), Алексея Козырева и Игоря Крючкова приговорила зампреда Меджлиса к восьми годам общего режима. Это минимальный срок, предусмотренный кодексом по такому обвинению.

Сам Чийгоз отказался признать вину. В последнем слове он заявлял, что приговор ему будет приговором всем крымским татарам.

25 октября, еще до вступления приговора в силу, Чийгоз вместе с другим зампредом Меджлиса — Ильми Умеровым, осужденным к реальному сроку по делу о сепаратизме, — был выслан в Турцию. Оттуда оба политика переехали на континентальную Украину. Основанием для освобождения стали указы о помиловании, изданные Владимиром Путиным после обращения муфтия Аблаева.

Позже стало известно, что Чийгоза и Умерова обменяли на арестованных в Турции российских агентов Юрия Анисимова и Александра Смирнова, причастных в том числе к убийству бывшего чеченского полевого командира, администратора сайта "Кавказ-центр" Абдулвахида Эдильгериева.

В октябре и декабре 2015 года по "делу 26 февраля" были осуждены в особом порядке еще двое фигурантов — Эскендер Небиев и Талят Юнусов. Оба получили условные сроки.

В ноябре 2017-го Бекир Дегерменджи — отец фигуранта "дела 26 февраля" — был арестован по сфабрикованному обвинению в вымогательстве ("делу Веджие Кашка"). После отправки в СИЗО 57-летний Дегерменджи, имеющий инвалидность III группы в связи с тяжелой формой бронхиальной астмы, несколько недель не получал адекватного лечения. В итоге в середине декабря он попал в реанимацию. Обратно в изолятор политзека вернули лишь в следующем месяце. По состоянию на конец апреля Дегерменджи содержался в медчасти СИЗО; условия в медчасти адвокат другого фигуранта назвал "нечеловеческими". Как и остальные арестованные по делу, Дегерменджи-старший обвинение отвергает.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Аркадий Ротенберг пошел в «Парк легенд»: миллиардер застроит площадку «ЗиЛа» Опубликована деловая программа ПМЭФ-2017 За 1000 дней Украина получила по реверсу из Словакии 25 млрд кубометров газа Футбол по-крупному или аттракцион для веселой компании Песни льда и пламени: «Прорубь» и «Теснота» в программе 28-го «Кинотавра»

Лента публикаций