Поводы и проводы

20.05.2019 17:48 1

Поводы и проводы

Журналисты "Коммерсанта" Иван Сафронов и Максим Иванов сообщили о том, что уволены из своего издания. Вслед за ними газету покидают 11 их сослуживцев. Это один из крупнейших медийных скандалов за последние годы, разразившийся как бы на пустом месте. Инициатором его, по-видимому, является Валентина Матвиенко, чье возможное понижение в должности "Коммерсант" анонсировал в апреле. О том, что происходило и происходит с нашей профессией, размышляет Илья Мильштейн.

Недавняя смерть Сергея Доренко породила не только ожесточенные споры о личности и судьбе телекиллера. Вспомнилось и о том, что погибший был журналистом и в этом качестве порой достигал профессиональных вершин. Как в той программе, посвященной "Курску" и президенту Путину. Многие теперь ее пересмотрели или посмотрели в первый раз, со смешанным чувством изумления, досады, боли, смирения.

С одной стороны, весной 2019 года такая публицистика на Первом государственном телеканале (ОРТ) воспринималась как чудо. Шутка ли, ведущий проводит собственное расследование, рассуждает вслух о бесчеловечности высшего начальства, обвиняет президента во лжи. С другой стороны, с тех прошло без малого два десятилетия, и мы как бы понимаем, почему эта авторская программа была немедленно закрыта, журналист уволен, телеканал сменил владельца. Ну сами посудите, могли ли быть иначе при президенте Путине?

Между тем тогда, в 2000 году, через несколько месяцев после его избрания, это еще было частью серьезной политической борьбы с непредсказуемым исходом. Власть против свободы слова. Медиакиллер, уничтоживший врагов Владимира Владимировича, стыдит и уличает подполковника, тот ему отвечает — сюжет захватывающий! Какие были времена!

Без малого два десятилетия спустя обозреваем путь, пройденный государством и четвертой властью за эти годы. От захвата всех до единого федеральных и прочих телеканалов до политической переориентации подавляющего большинства журналов и газет. От массовых и точечных увольнений неугодных журналистов до блокировки сайтов и наказаний за репосты. Это еще называется "до мышей", и очередной локальный скандал в той или иной редакции, подконтрольной тому или иному путинскому соколу, никого уже не удивляет.

Раньше карали за мысли. Потом — за общую невосторженность по отношению к начальству или какой-нибудь опрос с неправильной постановкой вопроса. После за что угодно, и в свежем скандале, связанном с увольнением из "Коммерсанта" Ивана Сафронова и Максима Иванова, вслед за которыми заявления об уходе подали еще 11 их коллег, включая заместителя шеф-редактора "Коммерсанта" Глеба Черкасова, это "что угодно" отражается во всей своей полноте.

Сам по себе текст, послуживший причиной для недовольства Алишера Усманова, владельца медиахолдинга, с точки зрения чисто профессиональной вообще не должен был никого задеть. Репортеры, бродя по коридорам власти, узнают о возможной длинной рокировочке в Совете Федерации, Службе внешней разведки и Пенсионном фонде — ну так что с того? В том и заключается журналистская работа, чтобы предугадывать грядущие отставки, общаясь со своими источниками. Да, Валентину Матвиенко слухи о явном ее понижении в должности могли обидеть, а разведчика Нарышкина сообщения о том, что завтра он станет третьим человеком в стране, могли покоробить, — ну так это их проблемы. Проблемы, с которыми пусть они сами и справляются.

Однако в 2019 году даже объяснять не нужно, почему Усманов выгоняет "провинившихся" журналистов, а главред газеты Желонкин врет, что они уволены за нарушение неких "журналистских стандартов". Объяснять нужно, отчего изгнанные не ушли по-тихому, как уже бывало и в этой газете, и в десятках других. Напротив, многие коллеги их поддержали, проявив цеховую солидарность и тоже уволившись. Это событие довольно редкое, внушающее даже некоторую надежду на то, что история еще не завершена и тот же Алишер Бурханович может призадуматься о правильности своей кадровой политики. А из кругов, близких к властной кормушке, уже доносятся голоса, что увольнение журналистов — это, понимаете ли, "продолжение кампании против Валентины Ивановны", поскольку "никого она не просила увольнять". Из чего мы делаем вывод, что и статью в "Коммерсанте" о скором ее удалении в ПФ Матвиенко расценивала как начало кампании в рамках неведомых нам подковерных интриг.

В общем, громадный путь пройден за эти годы — от первого до нынешнего президентского срока Путина. В жизни страны, отраженной в журналистских судьбах, и в начальственной среде, где парадоксальным образом люди, уничтожившие свободу слова, с каждым годом становятся все чувствительнее к редким ее и безобидным в сущности проявлениям в подконтрольной печати. Это даже странно, на первый взгляд. Но и закономерно, пожалуй. Когда все, казалось бы, схвачено, любая, самая обыкновенная газетная статья о возможных перетрясках в элитном сообществе звучит как надгробная музыка. Громко и с неожиданной убедительностью звучит.

Поводы и проводы Дерьмометр 20.05.2019

в блоге Греф: мечты сбываются

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

НЦИ использует «виртуальную реальность» в «Умном городе» Россия может ответить на высылку дипломатов из США Сбербанк оспаривает решение суда в пользу “Транснефти” «Роснефть» попросила Минэнерго предусмотреть плавный выход из венских соглашений Биткоину предрекли раскол надвое

Лента публикаций