Позорище на пепелище

28.03.2018 9:42 2

Илья Мильштейн. Courtesy photo

статья Статья

Горючие слезы

Трагедия в Кемерове как неизбежный результат коррупционной системы и вопиюще бесчеловечная реакция властей на гибель людей - основные темы комментариев в соцсетях. Поведение чиновников и телеканалов в этой ситуации абсолютно привычно. После каждой новой трагедии ничего не меняется. Российский "социум запрограммирован на саморазрушение", считает ученый и публицист Сергей Медведев.

26.03.2018 Позорище на пепелище Пара фраз 27.03.2018

в блоге Оправдание Тулеева

Позорище на пепелище Пара фраз 27.03.2018

в блоге Демографическая халатность

Трагедия в демократической стране - это, как правило, момент единения власти с народом. День, когда избиратели видят в своих политиках живых людей. Это еще можно назвать праздником лицемерия, поскольку в таких странах карьера политического лидера реально зависит от того, как он выглядит в глазах соотечественников, но слово "праздник" здесь, пожалуй, неуместно. Не слишком популярный у соотечественников президент Буш-младший, стоя на развалинах Всемирного торгового центра, естественно, понимает, что означает для него сей миг, но едва ли торжествует в эту минуту. Он потрясен вместе со всей Америкой, и тут выясняется, поддержат его люди на ближайших выборах, года эдак через три, или не поддержат.

Иное дело трагедия в авторитарном государстве, где все схвачено и любой политический ляп национального лидера, даже самый чудовищный, будет исправлен при помощи накруток на выборах и тотальной пропаганды. В такой стране вождь может позволить себе безнаказанно купаться в Черном море, покуда в Баренцевом тонет подлодка, а после очередного теракта говорить о том, что у террористов нет будущего, а у нас оно есть. Прямо в лицо людям, потерявшим своих детей. Он знает, что вне зависимости от того, где искупается и чего скажет, будет переизбран еще столько раз, сколько захочет. Потому что живых, замороченных, запуганных и восторженных больше, чем мертвых, и равнодушных больше, чем тех, кто способен сочувствовать чужому горю.

Короче, в демократическом государстве даже прожженным циникам надо уметь притворяться людьми, что оказывает благотворное воздействие на всякого, кто идет в политику. Ибо трагедии неизбежны в любой, даже процветающей стране и всякому законно избранному или рвущемуся к власти время от времени выпадает случай поупражняться в человеколюбии. А там, глядишь, и человеком станет. В отличие от тех, кому на эти тренировки ходить не надо. Потому у нас все так запущено и почти каждый чиновник, от царя российского до его олухов, от Путина до распоследнего районного вельможи, при столкновении с трагедией сразу являет гражданам свою бесчеловечность.

Они не способны ни сопереживать, ни лицедействовать - вот и выходят к людям, когда уже нельзя не выйти, как в Волоколамске, с теми каменными мордами, которые столь однозначно просят кирпича. Они плохо видят и плохо слышат обезумевших от горя соотечественников в Кемерове, хотя и по разным причинам. Путин погружен в свои геополитические думы, вследствие чего перво-наперво выражает недоумение по поводу погибших на пожаре: дескать, что за дела, не было же "боевых действий". Аман Тулеев стар и болен, и ничего уже в нем не осталось от того яростного народного трибуна, который продавал Ельцину свою лояльность в обмен на кресло губернатора. Единственное, о чем он еще помнит, так это об иерархии, почему и не желает приехать на пепелище ("кортеж помешает пожарным", а без кортежа Тулеев не передвигается), и слезно просит прощения у государя за хлопоты, причиненные в связи с массовой гибелью детей, и клянет "тех, кто постоянно бузотерит". В итоге топит и себя, и Кремль, так что неглупым референтам на президентском сайте приходится удалять этот самый яркий фрагмент из выступления негодующего старца.

В часы бедствия в авторитарной стране власть неизбежно выставляет себя на позор - и ничего с этим нельзя поделать. Поскольку бессердечие заложено в самой ее основе, при отсутствии навыков к состраданию. Да и откуда им взяться, ежели в этой системе десятилетиями культивировалась ненависть, сверху донизу, а народ если для чего-нибудь и был востребован, то почти исключительно для того, чтобы вместе с начальством проклинать врагов и умирать за дядю Вову. Ну и еще для того, чтобы правильно проголосовать за Путина и потом его восславить. А пожар в осажденной крепости, не имеющий ни малейшего отношения к текущим событиям, типа войны с Англией, - это скорее досадное недоразумение. Непонятно, как руководству на него реагировать, и оно откликается как умеет. С искренней бесчеловечностью.

Путин, которого отвлекли от Третьей мировой, сетует, что и в мирное время люди гибнут, поминая демографию и бичуя разгильдяйство. На гостелеканалах, дисциплинированно дожидаясь команды "отбой", продолжают праздновать его победу и транслировать песни и пляски. Долго, очень долго. Спасатели в оперативном штабе начинают трудовой день с того, что развешивают на стенах портреты вождей. Тулеев оплакивает себя, зубами цепляясь за кресло. Вице-губернатор Цивилев стыдит потерявшего семью на пожаре, прозревая в нем желание "попиариться".

Однако в этом и слабость авторитарных правителей - в их абсолютном неумении по-человечески общаться с людьми. Так они в конце концов и проваливаются в историческую бездну, режимы, построенные на ненависти. Сперва в локальном противостоянии с народом, который еще вчера голосовал за них, а сегодня уже требует отставки всего кемеровского султаната и выходит на Пушкинскую площадь в Москве и на Марсово поле в Питере. Буквально принуждая Путина объявить в России День национального траура. А после, когда люди насмотрятся на эти начальственные рыла и наслушаются вздора, который они мелют, протестные настроения могут охватить всю страну. Как это случилось у нас в эпоху перестройки, увенчавшейся мирным роспуском империи, в которой уже невыносимо было жить.

Собственно, за то и следует ценить тупую искренность авторитарной власти, что благодаря ей у граждан в полузадушенном социуме раскрываются глаза. Жаль, что для их объединения против осточертевшего начальства нужны несчастья и беды. Однако такая власть по-настоящему познается только в беде, и трагедиям, еще более страшным, чем оптовые смерти в "Зимней вишне", не будет конца, покуда собирательный Тулеев будет вечно сидеть в Кемерове, а безусловный Путин - в Кремле. Покуда страной будут управлять откровенные нелюди.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Безопасное энергоснабжение Арктики возможно только за счет АЭС РЖД частоты не получит Международный тендер Туркменбашинского КНПЗ. Май 2017 г. Лабораторное оборудование General Electric получила разрешение от Европы на поглощение Baker Hughes Поправки в бюджет - 2017: каждый рубль под контролем!

Лента публикаций