Штормовое предубеждение

27.08.2017 19:50 8

Владимир Абаринов

статья Статья

Спиной к спине

Антинародные правящие круги, президент-заложник… Раньше были "пещерный антикоммунизм" и "зоологический антисоветизм" — теперь "русофобия". Видимо, членов Конгресса никто не избирал, они пробрались туда тихой сапой, чтобы вставлять палки в колеса президенту и вредить российско-американским отношениям.

Владимир Абаринов 07.08.2017

статья Статья

Кинутый Ким

Судя по тому, как шли переговоры между Россией и Америкой накануне голосования в Совбезе, судьба Ким Чен Ына сегодня становится разменной картой и висит на волоске. Иначе не объяснить сговорчивость Кремля при обсуждении резолюции, в которой не сказано, что военного решения проблемы КНДР нет.

Илья Мильштейн 07.08.2017

статья Статья

Объединитель против России

Путин и его окружение так стремились обеспечить заоблачный рейтинг правителя, что не смогли понять: решения, которые обеспечивают популярность и воскрешают имперские мифы, приводят не только к своему, но и к чужому единению.

Виталий Портников 04.08.2017

статья Статья

Наказание без отступления

Теперь, когда принят закон о санкциях, говорить о внутриполитической борьбе как-то неуместно. Кто с кем борется? В нижней палате за него проголосовало 419 человек против 3, в Сенате — 98 против 2. Это называется консенсус. Но МИД все равно говорит и о борьбе, и о русофобии.

Владимир Абаринов 31.07.2017

статья Статья

Димон ада

Дмитрий Анатольевич порадовал нас, углубившись в геополитические сюжеты. У себя в уютненьком он предался тоскливым размышлениям о тотальной деградации российско-американских связей и грядущем поражении президента США в неравной схватке с истеблишментом.

Илья Мильштейн 04.08.2017

статья Статья

Из сына свин

Защитники Трампа-младшего говорят, что, коль скоро компромата у Весельницкой не было, ничего предосудительного Дональд-сын и не сделал. В том-то и штука, что сделал. Хотел обзавестись компроматом, причем готов был получить его из рук лица, которое он считал представителем правительства России.

Владимир Абаринов 13.07.2017

статья Статья

Ложно и противоречиво

Различие в интерпретациях содержания беседы между Трампом и Путиным настолько велико, что журнал Atlantic назвал ее "Расёмон-саммитом", напоминая о знаменитом фильме Акиры Куросавы, где каждый персонаж излагает свою версию одного и то же события. Но самое главное — это, конечно, комментарии самих участников встречи.

Владимир Абаринов 10.07.2017

Американская пресса широко растиражировала афоризм Владимира Путина о сбежавшей из-под венца невесте:
Он же не невеста мне, я ему тоже не невеста, не жених, мы занимаемся государственной деятельностью, у каждой страны есть свои интересы.

Так выразился президент России о себе и Дональде Трампе в ответ на вопрос, не разочаровался ли он в президенте США. А вот высказывание о госсекретаре Тиллерсоне:
Правда, мы вашему соотечественнику господину Тиллерсону тоже когда-то вручали орден Дружбы, но он, судя по всему, попал в плохую компанию и немножко в другую сторону отруливает.

Чистый троллинг, который продолжился на брифинге в Госдепе:
МЭТТ ЛИ (AP): Президент Путин выразил нечто вроде разочарования или сожаления насчет того, что наградил нынешнего госсекретаря Тиллерсона орденом Дружбы. Я интересуюсь: что госсекретарь думает по этому поводу, если вам известно? Может, он хочет вернуть награду, коль скоро…
ХИЗЕР НОЙЕРТ: Я не задавала ему такой вопрос. Очень интересный комментарий президента Путина. Остановимся на этом. Интересный комментарий.

Конечно, с такой новостью бегут к шефу немедля. Если и не сказал ничего, то хоть усмехнулся или нахмурился. Трампы приходят и уходят, а ExxonMobil пребывает вовеки.

МЭТТ ЛИ: А он не висит у него в кабинете на видном месте? Не хочет ли он его теперь убрать подальше?
ХИЗЕР НОЙЕРТ: Мэтт, вы сегодня белены объелись? (Did you take your silly pills today?)

Миленький диалог в Госдепе. А еще через несколько реплик официальный представитель ведомства спросила журналиста, не работает ли он теперь на Russia Today.

Другие репортеры на том же брифинге придирчиво расспрашивали Нойерт: почему русские жалуются на "хулиганство" и "хамство" американской стороны, так ли уж был необходим осмотр помещений, которыми им теперь запрещено пользоваться, и почему русские называют этот осмотр "обыском"? Нойерт твердила, что таким образом США обеспечивали паритет, что она не знакома с правилами ФБР, но может заверить, что все было законно. Паритет заключается в том, что теперь у каждой страны по три генконсульства. Она даже не знала, что осмотры проводили не агенты ФБР, а сотрудники службы безопасности Госдепа.

Еще в середине июля, когда официальный представитель российского дипломатического ведомства Мария Захарова заявила, что "МИД РФ зафиксировал проникновения сотрудников спецслужб США на территорию арестованной дипломатической собственности", я задал в фейсбуке риторический вопрос: "Интересно, как они это фиксируют?" Мария Владимировна мне ответила:
Пока под этими объектами американские спецслужбы туннель не прорыли (как в свое время под нашим посольством в Вашингтоне), поэтому заходят все еще по старинке — через дверь. Так и фиксируем. Нам запрещено находиться на территории, а приближаться пока еще можно.

Я спросил: "А на них написано, что они сотрудники? Или вы их всех в лицо знаете?" Госпожа Захарова выразилась так:
Вы правы, скорее всего это были лауреаты конкурса имени Бетховена, искавшие там партитуру.

Все это очень занятно, но каковы же российско-американские отношения на самом деле?

Иногда складывается впечатление, что они развиваются в двух параллельных реальностях. В одной кипит базарная склока вокруг "дипсобственности" — в другой та же Нойерт уверяет, что США не хотят продолжать политику "зуб за зуб", а отбывающий на родину посол Джон Теффт сожалеет о расставании с русскими пельменями. В этой другой реальности Сергей Лавров и Рекс Тиллерсон регулярно говорят по телефону, встречаются их замы Сергей Рябков и Томас Шеннон, спецпредставители по Украине Владислав Сурков и Курт Волкер — и даже, по словам Волкера, "о многом" договариваются. Собственно, даже непонятно, почему в обеих столицах твердят о том, что отношения находятся на самом низком после холодной войны уровне.

Есть, правда, мнение, что и в вопросе о зонах деэскалации в Сирии, и в проекте направления миротворцев ООН на Украину Вашингтон пошел на поводу у Москвы, но идеалисты отвечают на это, что лучше уж так, чем никак. На самом деле люди, занимающиеся сейчас в США внешней политикой и безопасностью, просто либо не знают, что делать и в этих двух случаях, и с Северной Кореей, и с Афганистаном, либо им все это глубоко безразлично. К этой второй категории принадлежит сам госсекретарь, вся публичная деятельность которого сводится к бесконечным поздравлениям с национальными праздниками других государств. Не госсекретарь, а тамада какой-то.

Так, может, обеим сторонам и нужен такой режим — без казенного энтузиазма и умильных улыбок?

Но этому modus vivendi скоро может прийти конец. Грядет новая мощная волна в расследовании Рашагейта. Сразу несколько комитетов Конгресса готовятся к продолжению слушаний, а спецпрокурор Роберт Мюллер скоро, по всей видимости, начнет допросы свидетелей. Ни Конгресс, ни Мюллер не приемлют довод президента о том, что разговоры о вмешательстве России в избирательный процесс — это "охота на ведьм" и попытка демократов оправдаться за поражение на выборах. Вопрос слишком серьезен, чтобы можно было спустить его на тормозах. Сегодня ни у кого в Америке такой власти нет. Поэтому советники президента спешно обзаводятся матерыми адвокатами. На днях это сделала директор Белого Дома по коммуникациям Хоуп Хикс, в свое время категорически отрицавшая наличие контактов между командой Трампа и представителями России.

Кроме того, в последнее время у Рашагейта появилось новое измерение. Речь идет о массированных взломах или попытках взлома избирательных компьютерных сетей. Как пишет The New York Times, как минимум в 21 штате, атакованном российскими хакерами, так и не удалось провести надлежащую экспертизу влияния этих атак на результаты выборов. Причина заключается в том, что власти штатов ревниво относятся к своему праву проводить выборы по собственному усмотрению и крайне неохотно допускают федеральные ведомства к проверке своих избирательных систем. У самих же штатов нет средств, чтобы обеспечить надежную защиту этих систем и проводить проверки самостоятельно.

2 июня в Петербурге Владимир Путин с развязной грубостью требовал от звезды NBC News Мегин Келли предъявить ему доказательства вмешательства России в американские выборы. "Как в одной организации, в которой я раньше работал, говорили: "Адреса, явки, фамилии". Давайте, где это все?" И, уже окончательно теряя остатки приличия: "Таблетку, что ли, надо дать вам какую-нибудь. Есть таблетка у кого-нибудь? Дайте таблетку какую-нибудь".

В тот самый день, когда он отмахивался, как от назойливой мухи, от вопросов Келли, американское интернет-издание Intercept опубликовало четыре страницы (неясно, весь ли это документ или только его начало) из секретного доклада Агентства национальной безопасности, в которых раскрывается схема вторжения хакеров в компьютерные сети региональных избирательных комиссий. К моменту публикации виновник утечки был установлен, арестован и признал себя виновным. Это сотрудница фирмы-подрядчика АНБ, 25-летняя Реалити Ли Уиннер, которой теперь грозит до десяти лет лишения свободы.

Администрация Трампа изобразила поимку Уиннер как свою крупную победу в борьбе с утечками. Но проблема Трампа в данном случае не в утечках. Президент, как известно, обвиняет демократов в регистрации нелегитимных избирателей — благодаря ей, по его мнению, Хиллари Клинтон и достигла трехмиллионного перевеса в общем числе голосов. Но Трампу для победы в коллегии выборщиков никаких миллионов голосов не требовалось — достаточно было слегка "подкрутить счетчик" в отдельных округах трех штатов, которые Хиллари считала своими и где разрыв составил от 10 до 50 тысяч голосов: Мичигана, Пенсильвании и Висконсина. Недаром Трамп так яростно возражал против пересчета бюллетеней именно в этих штатах.

Для манипуляций с базами регистрации избирателей необходимо знание программного обеспечения этих систем — ведь изменения в базы надо вносить так, чтобы взлом не был обнаружен. Напомню еще один подозрительный факт. В июле прошлого года вдруг обнаружилось странное взаимодействие между сервером, установленным в нью-йоркском небоскребе Трамп-тауэр, и серверами двух банков — российского Альфа-банка и калифорнийского SVB. Альфа-банк тогда назвал эти сведения "заведомо сфабрикованными", а представитель избирательного штаба Трампа Хоуп Хикс, о которой мы упоминали выше, — что никаких сообщений Trump Organization Альфа-банку не направляла и от него не получала.

Из этого сюжета выпал SVB — Silicon Valley Bank, зарегистрированный в Калифорнии. А между тем банк этот имеет прямое отношение к России. У него есть соглашение со Сбербанком о венчурном финансировании. Они проводят совместные мероприятия. Один из управляющих директоров SVB — выпускница Московской финансовой академии Вера Шокина, организатор встречи Дмитрия Медведева, в то время президента России, с русскими программистами в ходе его визита в Кремниевую долину в июне 2010 года. Удобная крыша для компьютерного шпионажа, даже если Вере Шокиной об этом ничего не известно. А генконсульство в Сан-Франциско — удобный командный пункт для курирования подобной деятельности в Кремниевой долине. Не потому ли Вашингтон потребовал закрыть генконсульство?

Штормовое предубеждение Пара фраз 07.09.2017

в блоге Промашка с наградой

Штормовое предубеждение Пара фраз 07.09.2017

в блоге Еду я на родину

Штормовое предубеждение Пара фраз 20.07.2017

в блоге Корысти ради

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Египет сокращает импорт сжиженного природного газа до 7 танкеров-газовозов в месяц. И это не предел Изгнание из рая. КАТАРстрофа заставила содрогнуться весь мир Специализированные работы по уборке помещений Самый богатый человек Японии надеется на инвестиции Уоррена Баффета Одноклассники запустили платформу приложений для групп

Лента публикаций