Список как отписка

31.01.2018 11:45 1

Владимир Абаринов

статья Статья

Попали в Россию

Игра в треугольнике Трамп-Америка-Россия по-настоящему только начинается, и этим объясняется практически все. Поскольку ничего еще не решено и проблема распознавания врагов, отделения мух от котлет, столпов режима от провозвестников грядущей оттепели и Сечина от Авена отложена на завтра и послезавтра.

Илья Мильштейн 31.01.2018

статья Статья

Отказался вдруг

Трампу удобно противостояние с Кремлем. А вот Путину противостояние с Белым Домом крайне невыгодно. Для того чтобы обезопасить себя, он должен был бы демонстративно помогать американскому президенту в его конфронтации с Пхеньяном. Но это не рецепт для Путина. Вера в собственное величие — плохой советчик.

Виталий Портников 18.01.2018

статья Статья

Зима тревоги

Закон гласит, что не позднее чем через 180 дней после его вступления в силу министр финансов должен направить Конгрессу подробный доклад. Срок этот истекает 1 февраля. С этим положением закона и связаны надежды поборников максимального ужесточения санкций и страхи русских олигархов.

Владимир Абаринов 29.12.2017

"Добрые люди кровопролитиев от него ждали, а он Чижика съел!"

Примерно такой была реакция Москвы на "кремлевский список", публикации которого ждали с тревогой, близкой к истерике. Откуда взялись эти завышенные ожидания, понять трудно. Закон, во исполнение которого составлен доклад, никаких новых санкций не предусматривает — он лишь кодифицирует прежние. Президент был и остался противником закона. Он подписал его нехотя, потому что Конгресс легко преодолевал президентское вето. Было ясно, что исполнять закон администрация намерена от сих до сих — лишь бы прямо не нарушать его букву.

Взвинтили ожидания авторы статьи на сайте Атлантического совета: Андерс Ослунд, Дэниел Фрид, Андрей Илларионов и Андрей Пионтковский. Эти эксперты, выдавая желаемое за действительное, писали, что "кремлевский доклад", во-первых, "пошлет сигнал российским политическому и деловому классам о том, что их интересы как индивидуумов могут быть лучше соблюдены, если они будут дистанцироваться от путинского режима", а во-вторых — станет основой для применения к фигурантам набора мер против отмывания денег и других финансовых преступлений.

Такое смешение жанров вряд ли возможно. Любой закон имеет свою строго определенную сферу применения. В данном же случае назначение "кремлевского доклада" не вполне понятно — он никак не вписывается в структуру закона и вряд ли имеет целью функцию устрашения. В конце концов, мало ли докладов пишется в Вашингтоне! Но, несмотря на терпеливые разъяснения, олигархи нервничали, нанимали лоббистов и прямо-таки напрашивались на список.

Результат получился именно такой, какой бывает, когда правительство занимается отписками.

"Этот доклад, — объясняет Минфин США, — не является "санкционным списком". Включение физических или юридических лиц в данный доклад, приложения к нему или его секретную часть не вводит санкций и никоим образом не должно интерпретироваться как введение санкций в отношении этих физических и юридических лиц… Более того, само по себе включение отдельных физических или юридических лиц в данный доклад… не означает, не влечет за собой и не создает каких-либо запретов или ограничений на ведение дел с указанными лицами ни для американских, ни для иностранных граждан".

Авторы статьи, взбудоражившей олигархов, не скрывают своего разочарования. Андерс Ослунд пишет, что в последний момент некое высокопоставленное должностное лицо "выбросило на помойку проделанную экспертами работу и заменило ее списком чиновников президентской администрации и правительства и 96 миллиардеров из списка Forbes". Таким образом, это лицо "сделало неэффективным закон и превратило в пародию санкции США в отношении России в целом… Если эти извлечения из кремлевского телефонного справочника и возымеют какой-либо эффект, это будет сплочение российской элиты вокруг Путина".

Андрей Илларионов, ссылаясь на Ослунда, описывает случившееся уже как аппаратную или даже политическую интригу: "…вчера в администрации США возникли непреодолимые препятствия по обнародованию ранее согласованной открытой части доклада. В чем причины возникших возражений относительно публикации ранее подготовленной версии доклада, пока неизвестно. Перед сотрудниками трех ведомств внезапно возникла задача создания по сути совершенно новой версии открытой части доклада в течение нескольких часов, остававшихся до истечения дедлайна в полночь 29 января".

Илларионов возлагает надежды на закрытую часть доклада, о которой, впрочем, "известно немногое".

На самом деле горькая истина состоит в том, что администрация и не собиралась вводить никаких новых санкций — по ее мнению, действующих вполне достаточно. Министр финансов Стив Менушин пообещал вчера сенаторам, что санкции будут, но не сразу. Во всяком случае, никакого крайнего срока у Минфина нет.

Вероятно, аналитикам следует прежде всего исходить из того, что Дональд Трамп не верит во вмешательство России в американские выборы: по его мнению, это вмешательство придумали демократы для оправдания своего поражения. Следовательно, и наказывать Россию за это мнимое вмешательство президент не считает нужным.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Госдума приняла закон о создании научных центров на базе вузов и НИИ Delivery Hero в ходе IPO оценили в 4,4 млрд евро Три полосы на взлет: аэропорты ждет масштабная реконструкция В Госдуму внесен второй законопроект о работе агрегаторов такси Игровой автомат для вашего досуга

Лента публикаций