Срок открытых убийств

30.05.2018 10:06 8

Виталий Портников. Фото с сайта www.day.ua

Еще несколько дней назад я пытался объяснить природу нового обострения на Донбассе. Объяснить, почему Владимиру Путину необходима новая эскалация военных действий, новые смерти и разрушения.

Да потому, что он уверен: когда Россия не стреляет — с ней не считаются. Приезжают Меркель и Макрон, о чем-то разговаривают, улыбаются, предлагают провести встречу в "нормандском формате". Но никаких уступок нет, никакой отмены санкций нет, а есть лишь утверждение, что санкции снимут после выполнения минских соглашений, что Россия должна согласиться на миротворцев в Донбассе и забыть о "народных республиках".

Но когда Россия начинает стрелять, когда она начинает посылать новые "гумконвои" (вы уже успели забыть о "гумконвоях" — так пожалуйста), то тогда уступка со стороны Путина — это вовсе не миротворцы, нет. Тогда уступка — это прекращение войны. Ну или хотя бы ослабление обстрелов.

Убийство Аркадия Бабченко из того же ряда напоминаний: никто не собирается почивать на лаврах. Всем бояться! Если кто-то решил, что после новых американских санкций, после отравления Скрипалей или хотя бы перед чемпионатом мира по футболу Кремль будет вести себя по-вегетариански, чтобы дать возможность западным лидерам сохранить лицо и приехать на матчи родных команд, то это глубокое заблуждение. Это вам не 2013 год, когда вначале моча на Олимпиаде, а затем кровь в Украине. В новой политической ситуации кровь смешивается с мочой в равных пропорциях и предлагается к употреблению в качестве национального напитка. Не квас, не водка, но заставляет оцепенеть и берет за душу.

Накануне президентских выборов в России многие утверждали, что после переизбрания у Владимира Путина открывается целый коридор возможностей. Что теперь ему ничего не стоит примириться с Западом, найти компромисс с Украиной, добиться встречи с Трампом, ослабления санкций, словом — показать себя царем-миротворцем. Вопрос о том, почему Путин не мог сделать всего этого раньше и почему для проявления благоразумия так важна была процедура аккламации, оставался без ответа.

Но я слышал такие предположения и от серьезных западных дипломатов, и от украинских политиков, и даже от российских оппозиционеров. Мол, вот сейчас он не может ни на миротворцев согласиться, ни с Трампом договориться, ни реформы начать. А вот после выборов… Не знаю, наверное такие прогнозы оттого, что людям всегда свойственно верить в лучшее, даже когда они политики и дипломаты.

Но зато теперь можно больше не верить. Можно знать. Знать об убитых в Донбассе солдатах и мирных жителях. Знать об истязаемом Сенцове, которого пытаются оставить в живых до окончания чемпионата. Знать об убитом на пороге своей квартиры Аркадии Бабченко.

Знать и понимать, каким он будет, этот четвертый срок — срок на крови.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Президент не всех французов Председатель Совета директоров РОТЕК М. Лифшиц показал В. Путину технологии для новой энергетики страны Сервис «Муж на час» спешит на помощь пострадавшим от плохой погоды Бесценные полотна: миллиардеры помогли Christie’s заключить сделки на $448 млн IPO Aramco и американский «сланец»: что стоит за решением ОПЕК сохранить ограничения в добыче?

Лента публикаций