Венесуэла: пролог к большой войне

22.07.2017 20:17 0

Политический кризис в Венесуэле принял международный характер. Это произошло в тот самый момент, когда противостояние оппозиции и президента страны Николаса Мадуро приблизилось к критической точке

Президент Венесуэлы бойкотировал саммит организации общего рынка Южной Америки (МЕРКОСУР), который идет 20-21 июля в аргентинском городе Мендоса. Один из близких соратников Мадуро, министр иностранных дел Самуэль Монкада назвал это мероприятие «незаконным» и ставящим своим целью «поддержать государственный переворот» в его стране. Что ж, основания упрекать МЕРКОСУР, куда, помимо Венесуэлы, входят Аргентина, Бразилия, Парагвай и Уругвай, у действующего президента более чем достаточно. С самого начала протестов против Мадуро организация фактически прямо поддержала его противников. В 2017 году Венесуэла должна была председательствовать в МЕРКОСУР, но ее лишили этого права. Для Мадуро это было особенно обидно, так как присоединение в 2013 году к этому южноамериканскому аналогу Общего рынка, из коего, как известно, со временем появился Евросоюз, считалось одним из внешнеполитических достижений режима «боливарианского социализма». И вот теперь в МЕРКОСУР всерьез обсуждается вопрос о приостановке членства Венесуэлы в организации. Более того, на саммит в Мендосе приглашен один из лидеров венесуэльской оппозиции, глава Национальной ассамблеи (парламента страны) Хулио Борхес. Это произошло в тот самый момент, когда оппозиционеры начали всеобщую стачку против Мадуро.

При этом Национальная ассамблея сделала весьма важный демонстративный шаг: отказалась направлять своих представителей на Совет безопасности. Совбез, как предполагал глава государства, должен был стать площадкой для переговоров относительно будущего Венесуэлы. Именно здесь президент планировал как-то уговорить контролируемый его противниками парламент согласиться с созывом Конституционной ассамблеи. Этот орган, формируемый по весьма запутанной системе, с применением квот, «отражающих интересы трудящихся Венесуэлы» (цитата из выступления Мадуро) должен изменить Конституцию, что по мысли главы государства покончит с затянувшимся политическим кризисом. Оппозиционеры, понятное дело, видят ситуацию в ином свете. Они не без оснований подозревают Мадуро в намерении сделать то, что ему ранее не удалось через Верховный суд: лишить парламент его полномочий, фактически учредив в стране диктатуру.

Последнее время венесуэльский президент, ранее занимавший крайне непримиримую позицию по отношению к своим оппонентам, осторожно пробует наладить с ними диалог. И вот теперь уже мириться не желают оппозиционеры. Видно, что их воодушевляет не только результат «народного референдума», на котором миллионы венесуэльцев выразили недоверие курсу главы государства, но и становящаяся все более сильной международная поддержка. Сторонники венесуэльского президента обращают внимание на то, что страны МЕРКОСУР решили демонстративно бросить вызов руководителю Венесуэлы после того, как готовность давить на Мадуро изъявил и Вашингтон.

В понедельник президент США Дональд Трамп поддержал результаты «народного референдума» и пообещал «сильные и быстрые экономические действия» в случае, если Конституционная ассамблея будет созвана (а выборы в нее должны состояться 30 июля). Что это за действия, в общем, понятно: речь идет о санкциях против нефтяной промышленности страны и, в частности, госкорпорации PDVSA. Кстати, возможные санкции США и стали формальным поводом созыва Совбеза.

Угроза Трампа вполне осуществима и очень опасна для действующих властей. Ведь санкции, которые может ввести его страна, будут иметь куда больший эффект, чем всё, что может сделать Мадуро МЕРКОСУР. Венесуэла, обладающая крупнейшими в мире доказанными запасами нефти, десятилетиями была зависима от экспорта, как здесь говорят, «черного кокаина», крупнейшим покупателем коего традиционно были США. Собственно, нефтяные доходы и были тем базисом, на котором покоилась марксистская надстройка «боливарианского социализма», так упорно отстраиваемого Уго Чавесом, а потом и его преемником Мадуро. Но из-за политики национализации, затронувшей и иностранные компании, экспорт из Венесуэлы снизился. Добыча нефти резко упала. Возможности же США обходиться без ее поставок из Венесуэлы, напротив, возросли. При этом у PDVSA по-прежнему остается множество зарубежных активов, в том числе, в Соединенных Штатах. Наконец, Венесуэла продолжает закупать легкую нефть в Техасе для смешивания со своей тяжелой нефтью с целью увеличения ее цены – попытки заместить американские поставки африканскими, предпринимаемые еще во времена Чавеса, в целом не дали эффекта.

Следует заметить, что с 9 января этого года, когда Национальная ассамблея попробовала отправить в отставку Мадуро, тем самым, начав нынешний политический кризис, США занимали достаточно осторожную позицию по отношению к происходящему в Венесуэле. Даже в конце марта, когда Верховный суд попробовал ограничить власть парламента в пользу президента, что вызвало продолжающиеся до сих пор массовые протесты, в Вашингтоне не заводили речь о серьезных мерах давления на официальный Каракас. Но теперь Трамп посчитал, что оставаться в стороне более нельзя. 

Решение своих противников не являться на Совбез глава государства воспринял стоически, заявив, что «оппозиция действует по-детски, как и всегда». Вот только последствия активности противников Мадуро будут отнюдь не детскими. Поле для маневра у противостоящих сторон всё сокращается. На руку Мадуро долгое время играло нежелание оппозиции переходить черту, за которой прольются реки крови. Одной из причин утраты популярности Энрике Каприлеса, прежде почти непререкаемого лидера противников действующего президента, стала как раз его относительная умеренность. Понять его можно: Венесуэла, конечно, всегда была более централизованной и стабильной, чем соседняя Колумбия, но и в ее истории гражданских войн и отнюдь не бескровных переворотов было предостаточно. Так что цену неосторожным действиям здесь знают.

Как бы то ни было, сейчас яркого политика, способного возглавить протест и обеспечить его организованность, к сожалению, нет. Самый очевидный претендент на эту роль лидер движения «Народная воля» Леопольдо Лопес, отсидев в тюрьме, находится под домашним арестом, а значит, практически выбыл из активной политической деятельности. Невольно напрашивается пугающая параллель с Украиной времен Майдана. Будь тогда на свободе Юлия Тимошенко, у противников Януковича, как в 2004 году, появился бы  руководитель, которому, быть может, удалось бы не довести дело до кровавой бойни, ставший прологом к большой войне.   

Следующая новость
Предыдущая новость

Три года одиночества Донбасса. В чем главный урок? Михаил Швыдкой о Кирилле Серебренникове: «Художники хотят кусаться и ждут любви власти» Pulsar VC вложился в два стартапа и запустил акселерационную программу Для покупателей самолетов МС-21 разработают программу trade-in. Будут и другие меры господдержки российской авиатехники Главный по всем вопросам. Последствия прямой линии президента и предвыборная кампания

Лента публикаций