ВС смягчил приговоры двум фигурантам дела «Чистопольского джамаата»

21.09.2017 8:23 0
ВС смягчил приговоры двум фигурантам дела "Чистопольского джамаата"

Подсудимые по делу "Чистопольского джамаата". Фото: realnoevremya.ru

Военная коллегия Верховного суда в четверг сократила сроки двоим фигурантам дела "Чистопольского джамаата". Как сообщил корреспондент "Граней", 41-летнему Джадуату Ганееву до 5 лет 9 месяцев был сокращен срок по части 3 статьи 222 УК (незаконный оборот оружия и боеприпасов организованной группой). Таким образом, всего он получил 17 лет 10 месяцев строгого режима вместо 18. Кроме того, ему назначен год ограничения свободы после выхода из колонии.

39-летнему Марату Сабирову уменьшили до 5 лет 9 месяцев срок по части 3 статьи 223 УК (незаконное изготовление огнестрельного оружия организованной группой). Всего он пробудет в заключении 23 года 10 месяцев в колонии строгого режима вместо 24 лет по первому приговору. Политзек получил два года ограничения свободы после освобождения.

Приговоры остальным подсудимым оставлены без изменения.

Кроме того, из приговора исключены ссылки на несколько экспертиз с использованием полиграфа.

Слушания по апелляции проходили со среды.

23 марта коллегия Приволжского окружного военного суда (Самара) в составе Юрия Клубкова (председательствующий), Игоря Николаева и Дмитрия Сироты вынесла приговор по делу. Процесс проходил на выездной сессии в помещении Казанского гарнизонного военного суда.

23 года дали 34-летнему Рафаэлю Зарипову. Сабиров и Зарипов наряду с убитым в мае 2014 года Раисом Мингалеевым были объявлены основателями и лидерами группировки.

54-летний Рамиль Абитов и 39-летний Айрат Ситдиков получили 19 лет, 37-летний Алмаз Галеев — 18 лет, 30-летний Руслан Гафуров — 17 лет, 26-летний Михаил Мартьянов и 30-летний Станислав Трофимчик — 16 лет.

Дело "Чистопольского джамаата" — самое громкое дело о терроризме, рассматриваемое в Татарии за последние 10 лет. Как уточняет "Медиазона", в деле 80 томов, а обвинительное заключение насчитывает 3219 страниц.

Фигурантов в зависимости от вмененной каждому роли объявили виновными по части 1 статьи 210 (создание преступного сообщества), части 1 статьи 205.4 (создание террористического сообщества), части 1 статьи 205.5 (организация деятельности террористической организации), пунктам "а" частей 2, 3 статьи 205 (теракт с посягательством на объекты хранения опасных химических веществ, совершенный организованной группой), части 3 статьи 222 , части 3 статьи 223, пунктам "а", "б" части 2 статьи 171 (незаконное предпринимательство в составе организованной группы с извлечением дохода в особо крупном размере) и пункту "а" части 4 статьи 174.1 УК (отмывание денег, полученных преступным путем, в составе организованной группы).

Гафурову помимо других обвинений были инкриминированы также часть 1 статьи 205.2 (публичные призывы к терроризму и его публичное оправдание), часть 2 статьи 282.2 (участие в деятельности экстремистской организации) и пункт "в" части 2 статьи 282 кодекса (возбуждение ненависти либо вражды в составе организованной группы) за публикации во "Вконтакте". Утверждалось, что он пропагандировал взгляды "Хизб ут-тахрир". Однако судьи с него эти обвинения сняли.

По информации "Медиазоны", часть 1 статьи 30 — часть 1 статьи 205.2 (приготовление к публичному оправданию терроризма) вменялась также Ганееву. Как утверждалось, он написал некие листовки, опубликовать которые не успел. Наряду с этим Ганееву вменили финансирование терроризма. Как утверждается в деле, он в течение двух лет передал Мингалееву 80 тысяч рублей.

Также против Ганеева открыли дело о заведомо ложном доносе на оперативников ЦПЭ, которых он обвинил в пытках. Такое же обвинение вменено и Трофимчику, который на процессе осужденных в 2013 году по другому делу Альфреда Ахмадуллина и Азата Валишина заявил, что на следствии дал ложные показания на них. Насколько можно заключить, эти обвинения в адрес Ганеева и Трофимчика в рамках завершившегося разбирательства не рассматривались.

Согласно фабуле дела, "Чистопольский джамаат" был образован "с 2012 года по август 2013 года". В деле пять эпизодов, квалифицированных как теракты. Это обстрел самодельными реактивными снарядами комбината "Нижнекамскнефтехим" 15 ноября 2013-го, а также якобы совершенные в октябре — ноябре того же года поджоги строившейся православной церкви Сергия Радонежского в Чистополе, часовни-купели во имя Димитрия Солунского у села Ленино Новошешминского района Татарии, молельного дома во имя этого же святого в самом селе и закладка бомб в селе Билярск Алексеевского района Татарии.

Сабирову и Зарипову, поскольку они были объявлены организаторами группировки, вменили причастность ко всем пяти терактам. Еще шестерым инкриминировали участие как минимум в одной из атак. Ни одного теракта не было лишь в обвинении Ганееву.

Большинство арестов по делу "Чистопольского джамаата" прошло в ноябре — декабре 2013 года. Лишь Ганеев попал в СИЗО в апреле 2014-го. Сообщалось о жестоких пытках, которым фигурантов подвергают в ИВС Нижнекамска.

При этом известно, что все обвиненные по делу — приверженцы традиционного для Татарии ханафитского мазхаба, а не радикального ислама. Отмечалось также, что большинство фигурантов ранее привлекались к ответственности по обвинениям в собственно уголовных преступлениях, не имеющим отношения к терроризму или экстремизму. Не имели проблем с законом только Абитов, Ганеев и Мартьянов.

Всего по делу "Чистопольского джамаата" арестовали свыше двух десятков человек, однако материалы в отношении большинства обвиняемых выделили из основного дела в отдельные производства. Сообщалось, что уже осуждены 13 членов группировки. Известно о приговорах шестерым из них. В разное время с ноября 2014 по май 2016 года они получили наказания от штрафа до 16 лет строгого режима.

Как рассказывала башкирская правозащитница Альмира Жукова, представляющая интересы Зарипова, все дело строится на полученных под пытками показаниях троих фигурантов: Раиса Шайдуллина, Даниила Мухлисова и Эмиля Гизатуллина. Дела каждого из них были выделены в отдельные производства. Шайдуллин получил 11 лет строгого режима, Мухлисов — 5 лет строгого режима, Гизатуллин — 6 лет общего.

Известно, что Зарипов в результате избиений получил разрыв стенок мочевого пузыря и перелом остистой кости 11-го позвонка. СМИ сообщали также, что Галееву отрезали половой член. При этом первый замначальника Нижнекамского горотдела СКР Равиль Исмагилов заявлял, что Галеев сам отрезал себе член лезвием от бритвенного станка, который нашел в камере ИВС. В суде обвиняемый подтвердил слова Исмагилова, пояснив, что хотел попасть в больницу, поскольку в ИВС его избивали.

Между тем известно, что ранее Галеев был осужден за изнасилование и насильственные действия сексуального характера, соединенные с угрозой убийства и повлекшие заражение венерическим заболеванием.

Слушания по существу дела продолжались с 20 октября 2016 года. С 1 ноября они проводились в закрытом режиме по ходатайству прокурора Кропотова. Чиновник сослался на то, что одна из свидетельниц по делу заявила об опасениях за свою жизнь в связи с давлением, якобы оказываемым на нее родственниками подсудимых. Этой свидетельницей была Гульнара Мингалеева, жена убитого Раиса Мингалеева, ранее уже осужденная по делу "Чистопольского джамаата".

Подсудимый Трофимчик был удален из зала суда вплоть до выступления с последним словом после двух попыток самоубийства, предпринятых во время предварительных слушаний и на первом заседании по существу. Сообщалось, что именно этого он своими действиями и добивался, поскольку ранее под пытками дал показания на других обвиняемых и теперь не хотел находиться вместе с ними на суде.

После оглашения обвинительного заключения все восемь подсудимых, присутствовавших в зале, отказались признать вину в терроризме. Трофимчик, допрошенный 6 марта по видеосвязи из СИЗО, также заявил, что не совершал никаких преступлений, а все показания на себя и других фигурантов дал под пытками.

Сабиров и Ситдиков признали вину лишь в незаконном предпринимательстве, заявив, что действительно держали в Чистополе пункт приема металлолома, не имея необходимой лицензии. Ганеев признал себя виновным в хранении оружия.

Целый ряд свидетелей, допрошенных в процессе, отказались от показаний, данных на следствии, пояснив, что их принудили оговорить обвиняемых угрозами. Однако засекреченные свидетели свои показания подтвердили. По предположению Жуковой и адвоката Бориса Маслова, который защищает Сабирова, это лица, которым в обмен на нужные следствию показания пообещали смягчить обвинение или вовсе освободить от уголовного преследования.

Жукова заметила, что, по мнению Зарипова, в числе засекреченных свидетелей могли быть также шииты. Когда таджик Бихишти Кадиров начал проповедовать в двух мечетях Чистополя шиизм, у местных мусульман это вызвало возмущение. Тогда Сабиров, Зарипов и несколько других будущих фигурантов дела ездили к муфтию региона, и тот запретил шиитам проповедовать. Как рассказала Жукова, ее доверитель не исключает, что сторонники Кадирова решили своими показаниями отомстить фигурантам дела.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

«Банк Интеза»: в интересах США нет места отношениям с Европой
Опасная близость Китая Одиночество – сволочь или как бизнес решает проблему одиночества Собеседование и дресс-код. Лучше соблюдать правила и традиции Азербайджан готов отказать в выплатах кредиторам крупнейшего госбанка

Лента публикаций