Забастовка солидарности

26.12.2017 11:05 0

Александр Скобов. Courtesy photo

статья Статья

Пройдите на процедуру

Тот, кто по Конституции в действительности имеет право избираться, этого права лишен, но почему-то легко сдает документы в ЦИК. А те, кто по понятиям, вроде окончательно сложившимся в государстве, должны выставлять цепи Росгвардии, трудятся сверхурочно и принимают его как родного.

Илья Мильштейн 25.12.2017

статья Статья

Реактивное выдвижение

Конечно, если бы не вся эта история с дисквалификацией Мутко, пятнадцатимиллионным взысканием и запретом песни на слова Михалкова, то с выдвижением можно было бы и обождать. Но теперь приходилось спешить, ибо воевать пока не хотелось, и он достал из рукава безукоризненно хорошую новость.

Илья Мильштейн 07.12.2017

статья Статья

Избирательное негодование

Председательница ЦИК зорко отслеживала успехи главы Мосгоризбиркома. И когда кандидаты обнаружили подвох и скандал громыхнул на всю столицу, она взяла слово и, не забыв похвалить усерднейшего из глав избиркомов, со всей непримиримостью отчитала его за разгильдяйство.

Илья Мильштейн 08.09.2017

Я никогда не был сторонником бойкота путинских псевдовыборов как принципа. Считал и считаю, что при определенных условиях польза от получения трибуны для агитации может быть больше, чем от демонстративного отказа садиться играть с наперсточниками. Все зависит от конкретной ситуации. Выборы на Съезд народных депутатов СССР не были ни свободными, ни честными. И рогаток для оппозиции тогда было наставлено не меньше, чем сейчас. Но в условиях общественного подъема все эти барьеры оказываются пробиваемы. И сформированная на Съезде небольшая оппозиционная фракция сумела за пару лет раскачать ситуацию в стране.

Меня так же совершенно не смущает, что "выборы" проводятся на территории аннексированного Крыма. Это никак не помешает оппозиции отменить все государственные акты об аннексии в случае прихода к власти. Опять сошлюсь на опыт выборов 1989 года — они же проводились на территории оккупированной Прибалтики.

Но сегодня общественного подъема нет. Имперско-реваншистский антизападный дурман продолжает надежно скреплять пестрое "путинское большинство", и если до марта Путин не наскочит на какую-то очевидную внешнеполитическую Цусиму, дурман этот вряд ли рассеется. Публичные заявления Ксении Собчак о том, что крымский вопрос не закрыт, конечно, важны, но неспособны повлиять на ситуацию решающим образом.

И тем не менее предоставление Собчак и Явлинскому возможности говорить из телевизора о незакрытости крымского вопроса создает для режима определенные риски. За что же он готов платить эту достаточно высокую для него цену? Почему для него важно участие в игрищах кандидатов, озвучивающих либеральную, западническую повестку?

Наиболее распространенное объяснение — режим таким образом добивается повышения явки, каковую он сейчас считает главным фактором своей легитимизации. Ой ли? Участие или неучастие в выборах Ксении Собчак способно повлиять на явку максимум в пределах прохоровских восьми процентов. А скорее всего и того меньше. Ведь эти восемь процентов были до аннексии Крыма. Некритично это сегодня для Кремля. Скажу больше. Вряд ли даже всей объединившейся оппозиции под силу обрушить явку ниже 50%.

А вот чего Кремль действительно боится, боится не просто панически, а буквально истерически, так это роста уличной протестной активности. В Кремле знают, что уличными протестами режимы подобного типа свергаются вполне успешно. Смысл участия Собчак и Явлинского в выборах для Кремля в том и состоит, что они предлагают иллюзорную альтернативу уличному протесту. Они уводят народ с улицы. За это им и позволяют говорить из телевизора не самые приятные для Кремля вещи.

Кремль очень чувствителен к перспективе отказа оппозиции играть по его правилам. Отказа с ним договариваться. Для него очень важно постоянно демонстрировать, что единственный путь в публичную политику — это разрешение власти. Что только власть будет решать по своему усмотрению, кто и с чем может ходить по улице, кто может участвовать в выборах. Что неформальные договоренности с властью — это и есть тот единственный закон, которым управляется страна.

Издевательские беззаконные запреты публичных акций — это такой ритуал нагибания общества. Именно так вбивается "синдром выученной беспомощности". Кремлю так важно не пустить Навального в политику именно потому, что он лезет в нее, не спрашивая разрешения. И грозит Кремлю неприятностями за то, что его незаконно не пускают. Уличными неприятностями.

В этих условиях отказ других оппозиционных кандидатов от участия в кремлевской игре тоже был бы для Кремля очень большой неприятностью — несмотря на всю незначительность влияния такого отказа на явку. Оппозиции это позволит преодолеть синдром выученной беспомощности. Ощутить свою способность говорить режиму "нет". Способность проявлять солидарность. Поверить в себя. И это важнее возможности несколько раз сказать из телевизора, что крымский вопрос не закрыт.

Оппозиция, неспособная на солидарность, не стоит и гроша. Единственное, чего она заслуживает, так это быть отправленной в мусорную корзину истории. У меня есть предложение к "прогрессивной общественности": развернуть кампанию давления на Ксению Собчак и Григория Явлинского с целью заставить их пообещать снять свои кандидатуры ближе к выборам. А пока использовать свою избирательную кампанию для агитации за бойкот. Тогда, глядишь, и Навальный согласится пойти доверенным лицом к Ксении Собчак.

Если же Ксения Собчак и Григорий Явлинский откажутся присоединиться к "забастовке солидарности" с Навальным, для оппозиции останется один лозунг: "Ни одного голоса штрейкбрехерам!"

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Московский НПЗ непричастен к выбросам сероводорода в атмосферу «Действительно лучше»: Медведев предложил заменить футболистов сборной роботами Где сажать: о тектонических сдвигах в мировом виноделии Аккумуляторы нового поколения из использованных стеклянных бутылок Кирилл Рогов: «У нас как в Латинской Америке — экономика плохая, а запросы довольно высокие»

Лента публикаций