Фигуранты симферопольского дела "Хизб ут-тахрир" заявили, что обвинение сфабриковано

23.01.2019 5:46 0

Фигуранты симферопольского дела

Все пятеро фигурантов симферопольского дела "Хизб ут-тахрир" - братья Теймур и Узеир Абдуллаевы, Рустем Исмаилов, Эмиль Джемаденов и Айдер Салединов - на прошедших 21 января первых слушаниях в рамках разбирательства по существу отказались признать вину. Об этом сообщает корреспондент "Граней".

34-летний строитель Исмаилов и 38-летний политолог Джемаденов, после аннексии Крыма работавший экспедитором-инкассатором, - жители Симферополя. Тренеры по тхэквондо 43-летний Теймур и 44-летний Узеир Абдуллаевы (по отцу азербайджанцы, уроженцы Баку), а также 31-летний строитель Салединов до ареста жили в Строгановке, пригороде крымской столицы. Всех пятерых задержали 12 октября 2016 года и на другой день отправили в СИЗО.

Теймуру Абдуллаеву, основному фигуранту, инкриминирована часть 1 статьи 205.5 российского УК (организация деятельности террористической организации), предусматривающая срок от 15 лет до пожизненного. Остальные фигуранты обвиняются по части 2 этой же статьи (участие в деятельности такой организации), санкция которой составляет от 10 до 20 лет колонии.

В отличие от фигурантов ялтинско-алуштинского и первого бахчисарайского дел "Хизб ут-тахрир", обвиняемым по симферопольскому делу не вменены часть 1 статьи 30 - статья 278 кодекса (приготовление к насильственному захвату власти).

Задержания по ялтинско-алуштинскому и первому бахчисарайскому делам прошли, когда часть 2 статьи 205.5 предусматривала сроки лишь от 5 до 10 лет. Таким образом, ее состав относился к категории тяжких, а соответственно сроки содержания в СИЗО всем фигурантам этих дел, кроме основных (которым вменялась часть 1, а не 2 статьи), не могли быть до окончания следствия продлены на срок больше года. Поэтому УФСБ по аннексированным Крыму и Севастополю и потребовалось добавить в обвинение особо тяжкую 278-ю статью - она допускает удержание в СИЗО на протяжении полутора лет.

Между тем на момент задержаний по симферопольскому делу уже вступил в силу "пакет Яровой", который ужесточил санкцию части 2 статьи 205.5 и тем самым перевел ее состав в категорию особо тяжких. Следовательно, теперь спецслужбе не требовалось добавлять в дело новое обвинение, чтобы удерживать политзеков в СИЗО больше года.

В июне 2017 года Эмиль Курбединов, адвокат Теймура Абдуллаева, сообщал, что делом занимались 17 следователей крымского главка ФСБ.

На воле у Теймура Абдуллаева остались пятеро детей, у Узеира Абдуллаева и Салединова - по четверо, у Исмаилова и Джемаденова - по трое.

Процесс в Северо-Кавказском окружном военном суде (Ростов-на-Дону) стартовал со второй попытки. 5 сентября прошлого года судья Александр Генералов на предварительных слушаниях вынес решение о возврате дела в прокуратуру, указав на массу недочетов в обвинительном заключении. Однако надзорное ведомство обжаловало это решение, и 8 ноября коллегия этого же суда в составе Вячеслава Корсакова (председательствующий), Сергея Горелова и Романа Плиско отменила решение о возврате дела, поручив направить материалы на рассмотрение другим судьям.

В итоге дело было поручено коллегии в составе Анатолия Колесника (председательствующий), Игоря Костина и Эдуарда Коробенко. Судья Колесник в 2017 году председательствовал в коллегии, осудившей Руслана Зейтуллаева, основного фигуранта первого севастопольского дела "Хизб ут-тахрир", к 12 годам строгого режима (в апелляции в Верховном суде России срок был увеличен до 15 лет), а в 2018-м был одним из судей, назначивших фигурантам первого бахчисарайского дела от 9 до 17 лет.

Предварительные слушания прошли в два заседания - 26 ноября и 3 декабря. Политзеки участвовали в заседаниях еще по видеосвязи из СИЗО-1 в Симферополе. Начало разбирательства по существу дважды откладывалось, из-за задержек с этапированием фигурантов в Ростов.

Обвинение в процессе поддерживают военные прокуроры Константин Фирсов и Дмитрий Волков. У каждого из фигурантов есть адвокаты как по соглашению, так и по назначению.

На слушания в понедельник из Крыма прибыла большая группа поддержки - около 50 человек. Судьи отметили, что матери, отцы и жены подсудимых проходят по делу свидетелями и потому не должны присутствовать в зале суда. На это и сами политзеки, и их адвокаты возразили, что не настаивают на допросах родственников, поскольку следователи включили их в число свидетелей без необходимости.

Перед началом заседания адвокат Курбединов заявил протест против участия в разбирательстве военных прокуроров, потребовав, чтобы обвинение поддерживали гражданские чиновники. Протест был отклонен.

Братья Абдуллаевы заявили ходатайство о допуске в процесс общественным защитником их матери - предпринимательницы Диляры Абдуллаевой, имеющей как украинское, так и российское гражданство. Адвокаты ходатайство поддержали, отметив значительное расстояние между Крымом и Ростовом и свою занятость в ряде других процессов. Участие общественного защитника облегчило бы их работу, отметили юристы.

Прокуроры не возражали против допуска матери политзеков в процесс. Однако судьи ходатайство отклонили, сославшись на отсутствие у Абдуллаевой юридического образования.

Далее прокуроры зачитали обвинительное заключение. Согласно фабуле дела, Теймур Абдуллаев "при неустановленных следствием обстоятельствах и в неустановленное время, но не позднее января 2015 года" образовал в Симферополе ячейку "Хизб ут-тахрир", в которую тогда же - "не позднее января 2015 года" - вступили другие фигуранты. Ячейка, продолжили прокуроры, действовала вплоть до дня задержания обвиняемых. Фигуранты, утверждается в деле, вели "скрытую антироссийскую, антиконституционную деятельность в виде пропагандистской работы среди населения, склоняя местных жителей" к участию в "Хизб ут-тахрир" для создания всемирного исламского халифата.

Далее прокуроры описали три этапа деятельности "Хизб ут-тахрир". Первый - скрытый дават (проповедование ислама), якобы предполагающий подготовку мусульман "к осуществлению антиконституционной деятельности" в России и ведение "экстремистской деятельности" в "республике Крым" - "регионе с высокой концентрацией верующих, исповедующих ислам". Второй - открытый дават, будто бы предусматривающий явные призывы к построению халифата и "проведение митингов с требованием от властей передачи власти халифу". Третий - "принудительное объединение территории Российской Федерации с унитарным теократическим государством Халифат, то есть совершение действий, направленных на упразднение органов государственной власти, нарушение суверенитета и государственной целостности Российской Федерации, в том числе действий, направленных на насильственный захват власти и насильственное изменение конституционного строя Российской Федерации".

Подобные характеристики деятельности международной исламской партии присутствуют и в других делах "Хизб ут-тахрир". Формулировки в симферопольском деле почти дословно совпадают, в частности, с формулировками во втором севастопольском деле, фигуранты которого получили от 13 до 15 лет.

Также в обвинительном заключении утверждается, что доме у Исмаилова фигуранты проводили тайные собрания (халакаты) и индивидуальные беседы, в которых пропагандировали идеологию партии.

Дома, заявили прокуроры, обвиняемые хранили издания, включенные в список экстремистских материалов, - это книги "Основы исламской нафсии", "Система ислама", "Исламская личность", "Исламская вера" и номера журнала "Аль-вай". Утверждается также, что у всех фигурантов, кроме Джемаденова, изъяты электронные носители информации с "идеолого-пропагандистскими материалами" "Хизб ут-тахрир".

"Считаю, что обвинения ложные, с целью оправдать репрессивную машину против мусульман Крыма", - ответил Теймур Абдуллаев на вопрос судей об отношении к обвинению. В подобном ключе высказались и все остальные политзеки.

В частности, Джемаденов заметил, что не понимает, какие "агитационные навыки" приобретал, какие "меры конспирации" соблюдал, а также "какую антиконституционную деятельность вел и какие традиционные ценности какими подменял". "Я думаю, те, кто это заключение писали, сами не понимают, что имели в виду, - продолжил подсудимый. - Столько всего непонятного и тенденциозного! В Крыму, оказывается, большинство - мусульмане!"

Адвокат политзека Эдем Семедляев также заявил, что обвинительное заключение неконкретизировано и изобилует "общими фразами, написанными под копирку".

Со вторника в процессе начинается допрос свидетелей обвинения. Всех их, кроме одного, предполагается допросить по видеосвязи из крымского гарнизонного военного суда в Симферополе. Ключевой свидетель обвинения - оперативник крымского УФСБ по фамилии Юдов.

Политзеки ходатайствовали об очных допросах свидетелей, однако судьи в этом отказали.

Единственный свидетель обвинения, которого будут допрашивать не из гарнизонного суда в Крыму, - это фигурант второго дела "украинских диверсантов" Алексей Бессарабов, одно время содержавшийся вместе с Теймуром Абдуллаевым в камере № 109 симферопольского СИЗО-1. Как утверждается в деле, 13 марта 2017 года при "обследовании" камеры был обнаружен "запаянный сверток" из обрывков тетрадных страниц с рукописными записями, в числе которых следующие: "Помоги же нам одержать верх над неверующими людьми", "Пусть Аллах поможет одержать верх над кафирами", "...яркий вид, повстречаем там шахид", - и изображением меча с раздвоенным лезвием. По словам работника СИЗО С. Бережного, Абдуллаев сообщил ему, что записи на этих страницах сделал сам.

Бессарабов, не признающий вину по собственному делу, в своих показаниях по делу "Хизб ут-тахрир" подтвердил лишь факт изъятия свертка. Допрашивать политзека будут по видеосвязи из СИЗО.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Победитель выбран Вашингтоном Бонусы от казино Вавада Хакеры обманули сканер радужной оболочки глаза

Китайцы купили долю в компании "Верхнечонскнефтегаз"
Подпольный банкир получил 2,5 года за незаконное обналичивание 3,1 млрд рублей

Лента публикаций