Приднестровская пята России

02.08.2017 18:47 0

Тирасполь взяли в заложники

Приднестровье – небольшая территория на Днестре с населением примерно полмиллиона человек – вот уже более четверти века является де-факто независимой. Более того, эта непризнанная республика оказалась самой успешных среди всех самопровозглашенных  или частично признанных государств на постсоветском пространстве. В Приднестровье (официальное название – Приднестровская Молдавская Республика, столицей которой является Тирасполь) есть своя валютная система, экспортно-ориентированная промышленность, и даже конкурентная политическая среда.

Однако вместе с этими достижениями у Приднестровья есть и огромный минус – в отличие от Нагорного Карабаха, Абхазии с Южной Осетией, а также народных республик Донбасса у ПМР нет общей границы с союзным государством – в данном случае, с Россией. Непризнанная республика зажата между двумя государствами – изначально враждебной Молдавией и ставшей после 2014 года враждебной Украиной. В итоге получилось, что ПМР оказалась заложницей геополитической ситуации. Соседи, действующие в логике российско-западного конфликта, уже ввели блокаду союзной Москве республики, что отразилось на уровне жизни местного населения.

Проблема усугубляется тем, что вместе с приднестровцами заложниками стали и представители российского миротворческого корпуса, которые призваны обеспечивать режим прекращения огня. Из-за позиции молдавских властей осложнилось снабжение этого корпуса, и даже его ротация. Кишиневские власти уже давно взяли курс на выдавливание российских миротворцев, и не только через логистические моменты, но и через политическую риторику. «Операция по поддержанию мира, которую некоторые так прославляют, превратилась в фактор сохранения приднестровского конфликта, поскольку предвзятость и симпатии российских миротворцев к сепаратистскому режима Тирасполя являются абсолютно очевидными», — говорится в заявлении правительства Молдавии. В Кишиневе хотят заменить российских миротворцев международными, дабы с их помощью затем реинтегрировать ПМР в Молдавию на собственных условиях.

Сила уступила географии

Несмотря на колоссальную разницу потенциалов между Россией и Молдавией, у Москвы практически нет инструментов для изменения этого неудобного статус-кво. Ни избрание президента Додона, ни даже возможная победа пророссийских сил на парламентских выборах ситуацию не облегчит, скорее наоборот: зажатая между Украиной и Румынией, пророссийская Молдавия окажется под колоссальным давлением с последующей цветной революцией, и Москва в силу отсутствия общей границы ничем помочь не сможет. Более того, избрание президента Игоря Додона, не скрывающего своих симпатий к Москве, даже внесло дополнительную напряженность в приднестровский вопрос. Официальный Тирасполь с большой неохотой налаживает с ним отношения. Причина этого проста – страх. Руководство ПМР очень опасается, что Кремль, инвестируя в Додона, сделает частью этой инвестиции и само Приднестровье — то есть будет вталкивать республику в Молдавию.

Да, эти страхи, на первый взгляд, беспочвенны, ведь для того, чтобы Кремль сделал в Додона настолько значимую инвестицию, должно сойтись слишком много звезд. Додон должен объявить досрочные выборы (чего он не может сделать), получить на них со своей соцпартией и союзниками более половины голосов (что ему не дадут сделать), сформировать правительство и развернуть внешнеполитический курс Молдавии (и сохранить власть после очередного «цветного бунта», который проевропейские партии обязательно устроят). Наконец, Кремль просто должен поверить молдавскому руководству, что маловероятно после конфуза с «планом Козака» (когда Москва и Кишинев договорились о федерализации Молдавии, однако по звонку из Европы молдавское руководство отказалось от него, аккурат накануне подписания). Впрочем, учитывая состояние блокады и психологический прессинг, под которым находится руководство Приднестровья, их можно понять.

В результате получается, что Приднестровский фактор резко сокращает пространство для маневра российской дипломатии, особенно на молдавском и украинском направлениях. Кремль постоянно должен думать о том, как его действия повлияют на ситуацию вокруг Тирасполя (должен, но не всегда думает – эскапады Рогозина в Кишиневе и Тирасполе охарактеризовали как «вице-премьер пропиарился, а расхлебывать эту ситуацию придется нам»).

Русских не сдаем

Неудивительно, что в России некоторые силы уже пишут о том, что Приднестровье нужно скидывать как балласт. Что эта территория не имеет стратегического значения. Подумаешь, всего лишь огромные склады с советским оружием! Что население там не такое уж и пророссийское, ибо на руках у каждого приднестровца несколько паспортов (российский, молдавский, приднестровский и румынский). Ведь в понимании московского «диванного спецназа» выезжать в Евросоюз приднестровцы должны исключительно по российскому паспорту, предварительно отстояв очередь на визу.

Ну и, наконец, в вину приднестровскому руководству (по крайней мере, при предыдущем президенте) ставилось желание наладить отношения с Западом. А точнее с Европой, которая является пунктом назначения для приднестровского промышленного экспорта, а также может надавить на Молдавию в вопросе облегчения режима блокады.

Однако Кремль Приднестровье не бросит, и даже не потому, что понимает специфику приднестровской вешней политики (а иногда и не понимает, точнее, не хочет понимать — логика нынешней прохладной войны с Западом иногда диктует следование принципу «кто не с нами, тот против нас»). А потому, что Приднестровье — это та самая, настоящая часть концепции «русского мира», которую Путин хочет реализовать на постсоветском пространстве. Приднестровское общество наднационально, но при этом насквозь пропитано российской культурой и российскими ценностями. Российские триколоры на официальных зданиях висят не потому, что так надо, а потому, что люди этого искренне хотят. Отказ от Приднестровья (в любом виде, будь то вывод миротворцев или насильная реинтеграция в Молдавию) станет серьезным ударом по авторитету России на постсоветском пространстве.

Поэтому у Москвы есть лишь один вариант выхода из ситуации: ликвидировать ключевую причину нынешней блокады Приднестровья. И это не неправильный режим в Кишиневе, а российско-европейский конфликт. Правда, всем нужно быть готовым к тому, что процесс нейтрализации конфликта будет весьма долгим. Значит, Приднестровью придется привыкать к блокаде, а Москве — понимать и принимать те ограничения, которые эта блокада накладывает на поведение приднестровской элиты.

Следующая новость
Предыдущая новость

Путин поручил пяти госкорпорациям создать венчурные фонды Новым гендиректором «Сбертеха» стал Андрей Хлызов Лампочки позволят сэкономить миллиарды, считает замминистра энергетики РФ Хакеры обманули сканер радужной оболочки глаза Газпром нефть будет использовать мощности суперкомпьютера Санкт-Петербургского политехнического университета

Лента публикаций