В Петербурге начался суд по «террористическому» делу курсанта Осипова

25.12.2017 21:54 0

Вадим Осипов в суде. Фото: svoboda.org

В Петербурге прошли предварительные слушания по делу о терроризме, сфабрикованному против курсанта Военно-космической академии им. Можайского Вадима Осипова. Об этом сообщил на своей ФБ-странице адвокат политзека Виталий Черкасов. Дело рассматривает коллегия Московского окружного военного суда на выездной сессии в помещении Ленинградского окружного военного суда.

Арест Осипова на слушаниях в понедельник продлили до 12 июня 2018-го, то есть до полугода с момента поступления дела в суд. Как передает "Радио Свобода", в обоснование необходимости и дальше удерживать политзека в СИЗО прокуроры заявили, что до ареста он часто уходил в самовольные отлучки.

По словам самого Осипова, все курсанты академии через дырку в заборе выбегали с территории своей войсковой части в ближайший магазин за сушками и чипсами.

Первое заседание по существу дела назначено на 9 января. На вопрос читательницы своей страницы, будет ли процесс проходить в открытом режиме, адвокат Черкасов ответил: "Оснований делать закрытым нет".

Осипову 19 лет, он сирота из Оренбурга. В академии учился на 1-м курсе факультета топогеодезического обеспечения и картографии. Первоначально политзеку вменялась часть 1 статьи 205.1 УК (содействие терроризму), санкция которой составляет от 5 до 10 лет колонии. На финальной стадии следствия замначальника отдела по Краснознаменскому гарнизону управления СКР по ракетным войскам стратегического назначения Алексей Суровцев переквалифицировал дело на часть 1 статьи 30 — пункт "б" части 3 статьи 205 кодекса (приготовление к теракту, который мог бы повлечь умышленное причинение смерти). Такое обвинение также предусматривает до 10 лет.

Сам политзек вину не признает.

Дело было открыто 8 апреля. В ночь на 9 апреля Осипов был задержан, а 10-го числа его арестовали. Как утверждает обвинение, под воздействием книги "Русская кухня. Азбука домашнего терроризма", включенной в список экстремистских материалов, курсант "стал устойчиво придерживаться экстремистских позиций и идеологии насилия". Согласно фабуле дела, Осипов превратился в сторонника методов "воздействия на принятие решений органами государственной власти", связанных с "устрашением военнослужащих и населения с использованием взрывов и поджогов", а также "насилием в отношении лиц суточного наряда и захватом оружия подразделения". Конкретно курсанту вменена подготовка к захвату оружейной комнаты академии.

4 апреля во время занятия преподаватель обнаружил у Осипова лист бумаги с начерченным от руки планом казармы и пометками о том, как ее захватить группе невооруженных лиц, с тем чтобы получить доступ к оружейной комнате. В дальнейшем, на следствии, политзек рассказал, что составил план под впечатлением от проводимых с курсантами занятий под названием "Антитеррор". Он также признался, что был заинтересован появившимися в последнее время сообщениями о терактах, в частности о нападении подполья на базу Росгвардии в Чечне.

Преподаватель передал чертеж прикомандированному к академии оперативнику ФСБ; тот дважды — 4-го и 8-го числа — вызывал курсанта на "беседу". В ходе "бесед" оперативник интересовался, как бы Осипов действовал, будучи террористом. Курсант, увлекающийся историей диверсионных групп времен германо-советской войны, подробно отвечал на вопросы. В частности, он рассказал, что взорвал бы чайник в руках старшины или заминировал генеральскую дорожку, идущую от плаца к штабу.

Позже Осипов заявлял, что по окончании академии сам намеревался устроиться в спецслужбу. "Я полагал, что они просто вербуют меня для работы в ФСБ, поэтому хотел выглядеть в нужном им виде", — пояснял он свои ответы на вопросы оперативника.

Во время одной из "бесед" как раз и выяснилось, что в смартфоне у курсанта хранится книга "Русская кухня". "Ее я скачал по той же причине — увлекаюсь историей про диверсантов", — рассказывал он на следствии.

Известно, что показания против Осипова дали курсанты академии. При этом если первоначально, после задержания их товарища, молодые люди рассказывали, что воспринимали его рассуждения о захвате тех или иных объектов как черный юмор, то в протоколах повторных допросов присутствуют глаголы "вербовал" и "склонял".

Между тем отмечалось, такие свидетельства разнятся с заключением психэкспертизы, согласно которому лидерских качеств у Осипова нет.

В начале мая сообщалось, что арестованного вынуждают признать себя исламистом. Следователь Суровцев явился к Осипову в СИЗО и заявил, будто ему известно, что курсант ездил к другу в Рязань и там принял ислам. "Это неправда, в Рязани я не был, — настаивал Осипов. — Кроме того, я атеист".

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Не тронь, бледнорожий, мою индианку: фильм недели «Ветреная река» Ирак меняет структуру мирового рынка нефти Приволжскнедра выставили на аукцион Саварский участок недр в Пермском крае и республике Башкортостан Комфортное общежитие — основа вахтового посёлка Транзит газа через Украину в 2019 г. сократиться до 15 млрд кубометров

Лента публикаций