Второе севастопольское дело «Хизб ут-тахрир»: Абдуллаев получил 15 лет, Исроилов — 13

26.10.2018 13:08 8

Второе севастопольское дело «Хизб ут-тахрир»: Абдуллаев получил 15 лет, Исроилов — 13

Коллегия Северо-Кавказского окружного военного суда в Ростове-на-Дону в составе Валерия Опанасенко (председательствующий), Станислава Жидкова и Вячеслава Корсакова вынесла приговор по второму севастопольскому делу "Хизб ут-тахрир", назначив Акрамджону Абдуллаеву 15, а Нематджону Исроилову — 13 лет строгого режима. Об этом сообщает корреспондент "Граней" из зала суда.

42-летний Абдуллаев и 50-летний Исроилов объявлены виновными по части 2 статьи 205.5 (участие в деятельности террористической организации) и части 1 статьи 205.1 российского УК (вовлечение в террористическую деятельность). Согласно фабуле дела, приехав в Севастополь "под видом трудовых мигрантов", осужденные с ноября 2014 по 25 августа 2016 года — то есть до дня задержания — "умышленно осуществляли скрытую антироссийскую, антиконституционную деятельность в виде пропагандистской работы среди населения", направленной на создание всемирного исламского халифата.

Слушания по существу дела продолжались с 24 мая. Разбирательство заняло около полутора заседаний.

Обвинение в процессе поддерживали прокуроры Владислав Кузнецов и Игорь Надолинский. В прениях сторон 19 октября Кузнецов запрашивал для Абдуллаева 16 лет строгого режима, а для Исроилова — 15 лет.

Ни тот ни другой политзек вину не признали. "Все материалы уголовного дела — сфабрикованы и сфальсифицированы, — подчеркивал в прениях Абдуллаев. — Меня преследуют за мои религиозные взгляды". Исроилов, в свою очередь, указывал: "Мы не выступали против государственного строя и против общественности ничего не делали".

Второе севастопольское дело «Хизб ут-тахрир»: Абдуллаев получил 15 лет, Исроилов — 13
Нематджон Исроилов на оглашении приговора. Фото Владислава Рязанцева для "Граней"

Защищали подсудимых адвокаты по назначению: Абдуллаева — Александр Ярошенко, Исроилова — Никита Абрамов. Оба юриста настаивали на оправдательном приговоре.

Фигуранты дела — граждане Киргизии. Абдуллаев — этнический узбек, Исроилов — таджик. Как утверждается в деле, в Севастополе оба фигуранта поселились уже после аннексии полуострова: первый из обвиняемых в мае 2014 года, второй — примерно в ноябре. Между тем в Крым Абдуллаев прибыл еще до аннексии — в 2013 году.

Процесс проходил с участием переводчика. Обвинительное заключение перед началом разбирательства было переведено на узбекский язык. Исроилов ходатайствовал о переводе документа на таджикский, поясняя, что узбекские юридические термины ему не знакомы. Судьи ответили отказом, обвинив политзека в злоупотреблении правом. Адвокат Абрамов в прениях указывал на это нарушение, как и на то, что на следствии политзеку не предоставляли переводчика.

Исроилов страдает тугоухостью III степени. В этой связи все участники процесса говорили в микрофон, а к стеклянной камере подсудимых была поставлена колонка.

Второе севастопольское дело "Хизб ут-тахрир" крымский главк ФСБ возбудил 23 августа 2016 года. Два дня спустя Абдуллаева и Исроилова задержали, а 26-го числа отправили под арест. Во время следствия они пребывали в симферопольском СИЗО-1, а для участия в суде были этапированы в Ростов.

Дело, как утверждалось, было открыто по доносу, который 15 августа 2016 года подал в УФСБ по аннексированным Крыму и Севастополю некто Ергашев (в материалах фигурирует под псевдонимом Горбинов), якобы добровольно прекративший членство в "Хизб ут-тахрир". Через семь дней после задержания Абдуллаева и Исроилова Ергашев умер, заявлял на слушаниях прокурор Кузнецов. В суде были зачитаны показания этого свидетеля, данные на следствии.

Однако сведения о том, что Ергашев добровольно вышел из "Хизб ут-тахрир" и подал донос, а по делу проходил лишь как свидетель, вызывают серьезные сомнения. Первую публикацию о деле Абдуллаева — Исроилова поместил в конце октября 2016-го, через два месяца после ареста фигурантов, крымскотатарский активист Заир Смедляев. В своем посте он также сообщал, что, по неподтвержденной информации, в симферопольский СИЗО-1 отправили некоего пожилого мусульманина, страдающего онкологическим заболеванием, и он умер в заключении.

Еще одним свидетелем обвинения был Дмитрий Шультяев — оперативник севастопольского управления СБУ, после аннексии Крыма изменивший присяге и перешедший на службу в ФСБ. На континентальной Украине против него открыто дело о дезертирстве; украинский суд санкционировал его задержание.

В деле есть показания некоего имама Эскендера Меметова, который охарактеризовал "Хизб ут-тахрир" как организацию, "призванную дестабилизировать отношения между верующими, представляющую угрозу для мусульман". Как можно предположить, речь идет о крымскотатарском коллаборанте, занимающем пост главного имама Евпаторийского и Сакского регионов.

Одним же из ключевых свидетелей обвинения был Аднан Масри, этнический араб. Хотя в суде Масри допросили очно, после его выступления прокурор огласил и показания, данные этим свидетелем на следствии, поскольку информация, сообщенная им в суде, существенно расходились с той, которую он излагал на следствии.

Известно, что в первом севастопольском деле "Хизб ут-тахрир" одним из свидетелей обвинения был араб по имени Аднан. Сами осужденные и их защита высказывали уверенность, что это провокатор, завербованный ФСБ. "Грани" пытались уточнить у адвокатов Эмиля Курбединова и Эдема Семедляева, защищавших фигурантов этого дела, фамилию Аднана, однако оба юриста затруднились ответить, пояснив, что ее не помнят.

В ходе судебного следствия Абдуллаев и Исроилов безуспешно добивались исключения показаний Масри из материалов дела.

В заключениях лингвистических экспертиз утверждалось, что в беседах, зафиксированных на аудио, Абдуллаев и Исроилов выступали с "высказываниями, направленными на вовлечение людей в "Хизб ут-тахрир". Хотя Абдуллаев лишь отвечал на вопросы Масри, авторы исследования сделали вывод, что он "выступает в роли коммуникативного лидера, а Масри является вовлеченным". Кроме того, эксперты заявили, что в проанализированных высказываниях "содержится негативная оценка к президентам Путину и Асаду" (синтаксис оригинала).

Утверждалось также, что Абдуллаев вел под псевдонимом страницу в "Одноклассниках", и этот аккаунт был включен в "группу сторонников "Хизб ут-тахрир".

Сам Абдуллаев в прениях подчеркнул, что не хранил дома тех дисков и литературы, якобы изъятых у него при обыске (ранее сообщалось, что в числе прочего у него была обнаружена "Крепость мусульманина" — сборник молитв, который не содержит каких бы то ни было агрессивных призывов, однако в России включен в список экстремистских материалов).

За два с лишним года второе севастопольское дело "Хизб ут-тахрир" так и не привлекло широкого внимания крымской общественности. В отличие от других дел международной исламской партии, сфабрикованных после аннексии Крыма Россией, оно почти не освещалось в СМИ. Как можно предположить, ситуация объясняется тем, что Абдуллаев и Исроилов — не крымские татары и не граждане Украины.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

В Госдуму внесен второй законопроект о работе агрегаторов такси Аркадий Ротенберг пошел в «Парк легенд»: миллиардер застроит площадку «ЗиЛа» Фонд Юрия Мильнера и Alibaba вложили $700 млн в сервис по прокату велосипедов Детский познавательный музей Газпром хочет договориться миром. Спор с турецкой Botas по цене на газ может быть урегулирован во внесудебном порядке

Лента публикаций