Фигуранты второго севастопольского дела «Хизб ут-тахрир» отказались признать вину

26.05.2018 0:32 3

Северо-Кавказский окружной военный суд. Фото Василия Дерюгина

Фигуранты второго севастопольского дела "Хизб ут-тахрир" Акрамджон Абдуллаев и Нематджон Исроилов на первых слушаниях в рамках разбирательства по существу, прошедших 24 мая в Северо-Кавказском окружном военном суде в Ростове-на-Дону, отказались признать вину. Об этом сообщает корреспондент "Граней", присутствовавший на заседании.

За без малого два года, прошедшие с момента арестов Абдуллаева и Исроилова, их дело так и не привлекло широкого внимания крымской общественности. В отличие от других дел "Хизб ут-тахрир", сфабрикованных после аннексии Крыма Россией, это дело систематически не освещалось в СМИ. Как правило, оно не учитывалось даже в общем счете крымских дел "Хизб ут-тахрир" — четвертым таким делом в Крыму называли симферопольское, хотя в реальности оно является пятым.

Как можно предположить, отсутствие внимания к делу объясняется тем, что Абдуллаев и Исроилов — не крымские татары и не граждане Украины. Оба — граждане Киргизии, этнические узбеки (причем Исроилов лучше знает таджикский язык, чем узбекский). В деле утверждается, что в Севастополе оба фигуранта поселились уже после аннексии полуострова: Абдуллаев — 30 мая 2014-го, а Исроилов — примерно в ноябре того же года. Между тем "КрымSOS", представители которого встречались с Абдуллаевым прошлой осенью в симферопольском СИЗО-1, передавал, что в Крыму политзек обосновался еще до аннексии — в 2013 году.

Слушания по делу ведет коллегия под председательством Валерия Опанасенко. Ранее он возглавлял коллегию, вынесшую приговор по делу "карачаево-черкесских исламистов". Фигуранты получили от 8 с половиной лет общего до 17 лет строгого режима, причем пятерым из шести подсудимых дали бóльшие сроки, чем запрашивал прокурор.

Обвинение в процессе поддерживают два прокурора — Вячеслав Кузнецов и Игорь Надолинский; на слушаниях в четверг присутствовал лишь второй из них. Кузнецов ранее работал в процессе по делу о "финансировании терроризма", сфабрикованному против Юлдуз Алиевой и Анастасии Шилихиной. Надолинский участвует в суде по ялтинско-алуштинскому (второму крымскому) делу "Хизб ут-тахрир", который продолжается с февраля нынешнего года.

Защищают подсудимых адвокаты по назначению: Абдуллаева — Александр Ярошенко, Исроилова — Никита Абрамов.

41-летнему Абдуллаеву и 50-летнему Исроилову инкриминированы часть 2 статьи 205.5 (участие в деятельности террористической организации; от 10 до 20 лет колонии) и часть 1 статьи 205.1 российского УК (вовлечение в террористическую деятельность; в редакции, действовавшей на момент вмененных им эпизодов, — от 5 до 10 лет). Первоначально дело было квалифицировано лишь по первой из названных статей; статья 205.1 появилась в деле позже. О том, что она вменена Абдуллаеву, стало известно в сентябре прошлого года. В обвинении Исроилову она впервые упоминается в открытых источниках в ноябре 2017-го. Практика следствия по подобным делам, однако, позволяет предположить, что дополнительные обвинения обоим фигурантам предъявили одновременно.

По информации центра "Сова", дело УФСБ по аннексированным Крыму и Севастополю возбудило 23 августа 2016 года. Два дня спустя, 25-го числа, Абдуллаева и Исроилова задержали, а 26 августа подконтрольный России Ленинский райсуд Севастополя отправил обоих в СИЗО.

В открытых источниках информация об арестах фигурантов впервые появилась лишь в конце октября 2016-го. При этом имя Абдуллаева было передано неточно: Ахматджон вместо правильного Акрамджон. Кроме того, не уточнялось, проходят ли политзеки по одному делу.

Вновь об Абдуллаеве и Исроилове упомянули почти через год — сообщалось о рассмотрении их апелляционных жалоб в верховном суде аннексированного Крыма. Предполагалось, что это жалобы на продление арестов, однако тогда не было известно, что политзеки — жители Севастополя, а следовательно, такие жалобы должен рассматривать подконтрольный России Севастопольский горсуд. Вероятнее, политзеки обжаловали те или иные действия следователя.

"Сова" в своей публикации о деле ссылается на некое апелляционное постановление верховного суда Крыма от 4 июля прошлого года, однако по состоянию на 25 мая документ недоступен. Между тем на сайте суда есть другой документ — постановление судьи Юрия Латынина об отказе в жалобе Исроилова на ограничение сроков ознакомления с материалами дела. Решение вынесено 27 марта нынешнего года; к этому времени дело уже давно передано в СКОВС.

В суде дело было зарегистрировано 7 февраля. Предварительные слушания завершились 20-го числа того же месяца. Однако разбирательство по существу почти три месяца откладывалось — сначала из-за того, что подсудимых не успели доставить из Симферополя в Ростов, затем — из-за болезни Исроилова, далее — из-за поиска переводчика.

Обвинительное заключение перевели на узбекский язык. Исроилов ходатайствовал о переводе документа на таджикский, поясняя, что узбекские юридические термины ему не знакомы. Прокуроры не возражали против ходатайства, однако судьи ответили отказом, обвинив политзека в злоупотреблении правом.

Исроилов страдает тугоухостью III степени. Именно с этим и был связан перенос одного из заседаний в апреле: политзека направили на обследование во фсиновскую больницу. Там Исроилов провел пять дней. По возвращении он сообщил, что отоларинголог его так и не обследовал, а кроме того, в больнице заключенных почти не кормили. От лечения же политзек отказался, так как в первую же ночь после укола ему стало плохо.

С учетом заболевания Исроилова на слушаниях 24 мая всем участникам процесса предоставили микрофоны, а к стеклянной камере подсудимых поставили колонку.

Согласно фабуле дела, оглашенной в четверг прокурором Надолинским, оба подсудимых являются активистами "Хизб ут-тахрир" еще с 2000 года. В Севастополь, говорится в деле, оба прибыли "под видом трудовых мигрантов" и с ноября 2014 по 25 августа 2016 года — то есть до дня задержания — "умышленно осуществляли скрытую антироссийскую, антиконституционную деятельность в виде пропагандистской работы среди населения", направленной на создание всемирного исламского халифата.

В деятельности "Хизб ут-тахрир", продолжил Надолинский, выделялись три этапа. Первый — скрытый даваат (проповедование ислама; буквально по-арабски — призыв, приглашение) — предполагает подготовку мусульман "к осуществлению антиконституционной деятельности в РФ". Второй — открытый даваат — предусматривает явные призывы к построению халифата и "проведение митингов с требованием от властей передачи власти халифу". Третьим этапом прокурор назвал "принудительное объединение территории РФ с унитарными теократическими государствами, совершение действий, направленных на упразднение органов государственной власти, насильственный захват власти и насильственное изменение конституционного строя РФ". При этом, в отличие от фигурантов ялтинско-алуштинского, первого бахчисарайского и симферопольского дел "Хизб ут-тахрир", Абдуллаев и Исроилов не обвиняются в подготовке насильственного захвата власти.

У себя дома, отметил прокурор, Абдуллаев хранил и изучал книгу "Крепость мусульманина", включенную в России в список экстремистских материалов (как указывал центр "Сова", неправомерно — эта книга представляет собой сборник молитв и не содержит каких бы то ни было агрессивных призывов). Также утверждается, что помимо "Крепости мусульманина" у Абдуллаева хранились "диски с видеозаписями и иные предметы и документы", относящиеся к "Хизб ут-тахрир".

Кроме того, говорится в деле, подсудимые "приискали в Севастополе Абдурахманова, Горбинова, Масри и других не установленных следствием лиц" и с ними "под видом изучения традиционного ислама" проводили собрания и индивидуальные беседы, в которых пропагандировали идеологию "Хизб ут-тахрир". Собрания и беседы, согласно фабуле дела, проходили дома у Абдуллаева и у Масри. На этих мероприятиях Абдуллаев, как утверждается, запускал на своем мобильнике некие аудио и видео с призывами к созданию всемирного халифата.

"КрымSOS" по итогам осенней беседы с Абдуллаевым сообщал, что ему вменили публикацию в интернете некоего видео. Однако этот эпизод в обвинительном заключении не упоминался.

На вопрос судей об отношении к обвинению Абдуллаев заявил, что не понимает, в чем его обвиняют. "Считаю, что дело сфабриковано и меня преследуют за мои религиозные взгляды. Никакого отношения к терроризму я не имею", — заявил он на русском языке.

"До этого я не понимал обвинение, — перевел переводчик ответ Исроилова на аналогичный вопрос. — Только сейчас я понял, в чем меня обвиняют. Я не признаю себя виновным в полном объеме. Я разговаривал только с одним человеком, который упомянут в материалах дела. Все остальное — сфабриковано.

Оба подсудимых выразили готовность дать показания, но лишь в конце процесса. Адвокаты коротко заметили, что поддерживают позиции своих клиентов.

Следующее заседание по делу назначено на 28 мая, начало в 10 часов. Всех свидетелей обвинения, кроме одного, предполагается допрашивать по видеосвязи с российскими Крымским и Севастопольским гарнизонными военными судами. Лично давать показания будет только 30-летний Дмитрий Шультяев — бывший оперативник севастопольского управления СБУ, после аннексии изменивший присяге и перешедший на службу в ФСБ. На континентальной Украине против Шультяева открыто дело по части 1 статьи 408 УК страны (дезертирство), предусматривающей от 2 до 5 лет колонии; суд санкционировал его задержание.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Против замминистра природных ресурсов Бурятии возбуждено второе уголовное дело Качественные гаражные ворота Профессиональное парикмахерское оборудование для салонов Как выращивать птицу? Авиаперевозки пассажиров в России выросли на 22%

Лента публикаций