ФСБ подала иск к «Новой газете» в связи с публикациями о пытках

14.03.2019 2:26 3

ФСБ подала иск к «Новой газете» в связи с публикациями о пытках

ФСБ подала иск к "Новой газете" в связи с публикациями о пытках

ФСБ подала в Басманный райсуд Москвы иск к "Новой газете" и ее журналисту Ивану Жилину. Об этом сообщается на сайте "Новой".

Претензии ФСБ вызвали две январские публикации газеты о пытках, которым оперативники спецслужбы подвергли в Магнитогорске гражданина Киргизии Хуснидина Зайнабидинова. Силовики требуют признать информацию в этих заметках "не соответствующей действительности и порочащей деловую репутацию ФСБ", а также обязать "Новую" удалить обе публикации и поместить опровержение.

О материальных требованиях спецслужбы газета не сообщает.

"Допущенные высказывания фактически сводятся к тому, что ФСБ России приписывается применение незаконных методов получения признательных показаний, — говорится в иске. — Поэтому содержательно-смысловая направленность высказываний о применении в отношении гражданина пыток, насилия со стороны органа, являющегося элементом механизма защиты прав, свобод и достоинства личности, бесспорно создает у широкого круга читателей негативное представление о федеральном органе исполнительной власти".

Рассмотрение дела поручено судье Галине Графовой. Беседа в рамках подготовки к разбирательству назначена на 21 марта.

О случае Зайнабидинова первой сообщила 22 января "Политазия". Несколько дней спустя информацию о пытках приезжего перепечатало множество центральных и региональных изданий, в том числе и "Новая". По информации "Политазии", задержание и пытки были связаны со взрывом жилого дома, произошедшим в Магнитогорске 31 декабря прошлого года.

29-летний этнический узбек Зайнабидинов, повар по профессии, работал в России с 2010 года. Недавно он переехал из Екатеринбурга в Магнитогорск. 16 января около 10 утра Зайнабидинов был схвачен силовиками из ФСБ и ОМОНа при выходе из дома и прямо на месте жестоко избит. За приезжего вступились прохожие — они пытались оттащить его от силовиков. Однако те усадили Зайнабидинова в машину и доставили в городское УМВД.

Там оперативники ФСБ шесть часов допрашивали похищенного с применением пыток. Зайнабидинову, уложив его лицом вниз, клали на спину по семь-восемь кирпичей, после чего включали ток. Похищенный трижды терял сознание. Его приводили в чувство, обливая водой, после чего продолжали пытки.

Силовики добивались, чтобы Зайнабидинов сообщил имена и местонахождение людей, фотографии которых ему показывали. Однако похищенный настаивал, что никто из изображенных на снимках ему не известен.

Позже в тот же день Зайнабидинова доставили в городской ОП "Орджоникидзевский". Полицейский отдела поздно вечером позвонил жене задержанного Халимахон и сообщил, что тому срочно требуются вещи вплоть до нижнего белья. Утром 17 января жена навестила Зайнабидинова в отделе. Пострадавший был весь в синяках; нос у него был сломан.

Позже в тот же день Зайнабидинова доставили в прокуратуру Орджоникидзевского района. Там на него был оформлен протокол "задержания лица, находящегося в международном розыске". Из прокуратуры Зайнабидинова привезли в суд, который вынес решение о его аресте. СИЗО-2 в Магнитогорске первоначально отказывался принять арестованного: фсиновцы указывали, что Зайнабидинов сильно избит и состояние его здоровья вызывает опасения. Была вызвана скорая; лишь после осмотра арестованного медиками фсиновцы согласились принять его.

На воле у Зайнабидинова осталась двухмесячная дочь.

29 января прокурор Челябинской области Виталий Лопин заявил, что пострадавший и его жена отказались от заявления о пытках полицейскими. После этого и появилась вторая публикация "Новой" с комментарием жены Зайнабединова. Собеседница издания отметила, что не только не отказывалась от сообщения о пытках арестованного, но и вовсе не общалась ни с кем из прокурорских чиновников. Кроме того, указала она, полицейских муж и не обвинял — он рассказывал о пытках силовиками из ФСБ.

Относительно задержания приезжего прокуратура и МВД заверяли, что оно не связано с расследованием взрыва дома. Утверждалось, что Зайнабединов был объявлен Киргизией в международный розыск по делу о волнениях 2010 года в Оше. Об этом же заявляли и в генконсульстве Киргизии в Екатеринбурге.

СКР неоднократно подчеркивал, что приоритетная версия катастрофы в Магнитогорске — взрыв бытового газа. Между тем ряд СМИ настойчиво заявлял о теракте. Об облавах со стрельбой и обысках сообщалось уже в первые дни после инцидента. 1 января в загоревшейся "Газели" в центре города погибли трое мусульман. По некоторым данным, они пытались уйти от силовиков.

Информации о судьбе Зайнабединова после 29 января, насколько известно, не появлялось.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Четверть российских компаний внедряет VR-технологии Компании России заплатят 1 трлн рублей дивидендов Бизнесмен в Ингушетии пытался по подложным документам получить в кредит на 20 млн рублей Проверка авто по ВИН-коду Летний разговор с президентом. Путин устал?

Лента публикаций