Условные сроки по крымскому «делу 26 февраля» подтверждены

14.02.2019 15:26 0

Условные сроки по крымскому «делу 26 февраля» подтверждены

Судья верховного суда аннексированного Крыма Алексей Последов оставил без изменений приговор к условным срокам, вынесенный фигурантам "дела 26 февраля". Об этом сообщает "Крымская солидарность".

На обжалование подавали только двое из пятерых осужденных — Али Асанов и Мустафа Дегерменджи. Оба полностью отрицали вину, и им вынесли самые суровые приговоры — 4 с половиной года условно с 3-летним испытательным сроком каждому. Интересы Асанова в апелляции представляла адвокат Оксана Железняк, интересы Дегерменджи — Эдем Семедляев.

"Крым.Реалиям" адвокат Семедляев рассказал, что все рассмотрение жалоб заняло меньше 2 часов, а перед вынесением апелляционного определения судья Последов удалялся в совещательную комнату лишь на 5-7 минут.

Поддержать активистов в суд пришло множество земляков, однако на слушания они не попали, поскольку зал уже оказался заполнен некими посторонними слушателями — студентами. Ходатайства адвокатов о переносе заседания в больший зал и ведении видеотрансляции в другое помещение, где могла бы собраться группа поддержки, Последов отклонил.

До апелляции Асанов и Дегерменджи оставались под домашним арестом. Теперь, когда приговор вступил в силу, мера пресечения им отменена. После оглашения определения с Асанова и Дегерменджи сняли электронные браслеты.

Приговор по делу вынес 19 июня прошлого года судья подконтрольного России Центрального райсуда Симферополя Сергей Деменок. Все подсудимые были объявлены виновными по части 2 статьи 212 российского УК (участие в массовых беспорядках).

Эскендер Кантемиров и Арсен Юнусов получили 4 года, Эскендер Эмирвалиев — 3 с половиной года. Всем троим, так же как и Асанову и Дегерменджи, назначили 3-летние испытательные сроки.

Поскольку Кантемиров, Юнусов и Эмирвалиев приговор, насколько известно, не обжаловали, в отношении них решение должно было вступить в силу уже через 10 дней после оглашения. Тогда же им должны были отменить меру пресечения; в отличие от Асанова и Дегерменджи, они находились не под домашним арестом, а под поручительством.

26 февраля 2014 года протесты майдановцев, преимущественно крымских татар, сорвали планировавшееся в Верховной раде Крыма голосование о назначении незаконного сепаратистского "референдума". Годом позже оккупационные власти начали фабриковать дело о "массовых беспорядках". Поводом стали столкновения между сторонниками Евромайдана и участниками митинга пророссийских сил, одновременно проходившего у парламента. Тогда российская прокуратура региона заявляла, что в ходе этих столкновений двое человек погибли, а десятки получили различные травмы.

Однако в сентябре 2017 года прокурор попросил о существенном смягчении обвинения. Он ходатайствовал об исключении из фабулы дела обвинение в том, что фигуранты врывались в здание Верховной рады Крыма. Также он заявил о необходимости существенно сократить список "потерпевших", исключив из их числа 83 лица из 86.

В итоге Дегерменджи и Эмирвалиеву вменили нападение на "потерпевшего" Шлягина, Асанову и Юнусову — на Алексея Ивкина, а Кантемирову — на Сергея Бербенца.

Всего же за время разбирательства текст обвинительного заключения изменяли трижды.

Слушания в первой инстанции заняли 103 заседания. Показания всех 38 свидетелей, на которые Деменок сослался в приговоре, имели общий характер. Ни один из свидетелей не сообщил каких бы то ни было подробностей относительно роли фигурантов и ни один не опознал их. Также в приговоре упоминались видеозаписи, на которых зафиксированы конфликты с участием лиц, похожих на подсудимых. Однако портретная экспертиза этих видео не проводилась.

В прениях сторон прокурор Дмитрий Таран также запрашивал для подсудимых условные сроки, причем для Асанова и Дегерменджи — бóльшие, а для Кантемирова и Юнусова — меньшие.

В последнем слове Дегерменджи коснулся причин, по которым к уголовной ответственности привлекли только крымских татар, участвовавших в митинге против аннексии Крыма, но не противостоявших им пророссийских боевиков. Чиновник СКР Павел Никель на прямой вопрос обвиняемого, заданный на следствии, ответил: "Победителей не судят".

Кантемиров, Юнусов и Эмирвалиев признали участие в драке с пророссийскими боевиками, но обвинение в массовых беспорядках также отвергли.

Известно, что в СИЗО в 2015 году были отправлены четыре фигуранта дела. Кантемирова и Эмирвалиева освободили под поручительство уже после двух месяцев заключения; Асанова и Дегерменджи перевели под домашний арест лишь в апреле 2017-го. Находился ли ранее под стражей Юнусов, информации нет.

Также по делу первоначально проходил зампред Меджлиса крымскотатарского народа Ахтем Чийгоз. Он был основным фигурантом — в отличие от других обвиняемых, Чийгозу инкриминировали часть 1 статьи 212 российского УК (организация массовых беспорядков). Политик провел в СИЗО больше двух с половиной лет.

Первый процесс по делу начался в декабре 2015 года в верховном суде аннексированного Крыма. Обвинение поддерживала лично тогдашний оккупационный прокурор Наталья Поклонская. Однако уже в феврале 2016-го коллегия вернула материалы в надзорное ведомство. На предварительных слушаниях в рамках повторного процесса судья верховного суда Виктор Зиньков разделил дело. Материалы в отношении Чийгоза он оставил на рассмотрение в суде региона, а основное дело передал в районный суд.

Осенью 2015-го выяснилось, что Асанову и Дегерменджи предлагали освобождение из СИЗО в обмен на оговор Чийгоза, однако оба политзека предложения отвергли. 6 марта 2017 года, выступая со свидетельскими показаниями на суде над зампредом Меджлиса, они сообщили, что предложения оговорить Чийгоза исходили от муфтия Крыма Эмирали Аблаева, известного как коллаборант и доносчик. Беседы Аблаева с политзеками проходили в помещении СКР.

11 сентября 2017 года коллегия верховного суда аннексированного Крыма в составе Зинькова (председательствующий), Алексея Козырева и Игоря Крючкова приговорила зампреда Меджлиса к восьми годам общего режима. Это минимальный срок, предусмотренный кодексом по такому обвинению. Чийгоз вину не признал.

25 октября 2017-го, еще до вступления приговора в силу, Чийгоз вместе с другим зампредом Меджлиса — Ильми Умеровым, осужденным к реальному сроку по делу о сепаратизме, — был выслан в Турцию. Оттуда оба политика переехали на континентальную Украину. Основанием для освобождения стали указы о помиловании, изданные Владимиром Путиным после обращения муфтия Аблаева.

Позже стало известно, что Чийгоза и Умерова обменяли на арестованных в Турции российских агентов Юрия Анисимова и Александра Смирнова, причастных в том числе к убийству бывшего чеченского полевого командира, администратора сайта "Кавказ-центр" Абдулвахида Эдильгериева.

В октябре и декабре 2015 года по "делу 26 февраля" были осуждены в особом порядке еще двое фигурантов — Эскендер Небиев и Талят Юнусов. Оба получили условные сроки.

В ноябре 2017-го Бекир Дегерменджи — отец фигуранта "дела 26 февраля" — был арестован по сфабрикованному обвинению в вымогательстве ("делу Веджие Кашка"). После отправки в СИЗО 57-летний Дегерменджи, имеющий инвалидность III группы в связи с тяжелой формой бронхиальной астмы, несколько недель не получал адекватного лечения. Он попал в реанимацию, а затем около 9 месяцев содержался в медчасти СИЗО. 24 января нынешнего года, на первых слушаниях по существу дела, Дегерменджи-старшего перевели под домашний арест. Вину он не признает.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Чиновник правительства Мурманской области подозревается в хищении бюджетных средств ЕС расширил антироссийские санкции из-за скандала с турбинами Siemens Halliburton надеется на подъем нефтяных цен к концу десятилетия Путин снял с должностей восемь генералов в МВД, МЧС и ФСИН Лавров: БРИКС реформирует финансовую систему мира

Лента публикаций