Диагностика теракта

19.10.2018 8:56 3

Диагностика теракта

ФСБ взрывает Крым — ждем визитки Яроша. Это в блогах и комментах тех, кто сочувствует Киеву. Украинские диверсанты! — это крики в студии у Скабеевой, и сама девушка тоже кричит, и неизбежный сенатор Клинцевич им вторит, и патриотические наши соцсети захлестывают, как говорится, потоки ненависти. С одной стороны, Путин создает ситуацию для начала "большой войны" с Украиной. С другой стороны, решение у этой проблемы может быть только одно — русские танки до Карпат.

В первых откликах на трагедию в Керченском политехническом колледже и в последующих мало слов соболезнования, и тут не надо ничего объяснять. Это в нормальных странах первая реакция на теракт или иное массовое убийство — оторопь, боль, стремление помочь, желание узнать правду. В ненормальных желание это проявляется у немногих, поскольку чего там узнавать? И так все ясно.

Все ясно и после того как открывается, что 18-летний самоубийца Владислав Росляков, учинивший бойню, вроде не работал ни на Путина, ни на Бандеру. Восхищался президентом РФ и топил за Новороссию? Логично, что после устроил Донбасс в своем учебном заведении. Левак-антифашист? Значит, против нашего национального лидера, а левые вообще склонны к террору. Еще обнаружился некий Владислав по кличке Рейх, которого легко было записать и к тем нацистам, и к этим, но он жив и устал уже растолковывать вцепившимся в него гражданам, что не имеет к убийствам никакого отношения.

Однако ошибется тот высоколобый независимый наблюдатель, который станет с презрительной усмешкой все это читать и комментировать. Дескать, что с них взять, недужных и ненормальных, погруженных в конспирологию? Он будет не прав, ибо зачумленные про свою чуму знают гораздо больше, чем здоровые. Что же касается конспирологических измышлений, то в них проступает пусть не вся правда о происходящем в больном обществе, но важная ее часть. В них воссоздается печальное прошлое и проглядывает будущее. В них много знания, оттого столько отчаянья, злости и тоски.

Противники Путина и его политики знают, как тот умеет развязывать войны. Как в Москве, Буйнакске, Волгодонске взрываются дома и охваченная ужасом страна прозревает в нем своего спасителя — на десятилетия вперед, и это чувство не поколеблет уже ничто, никакие подозрения и прямые улики, обнаруженные при обыске в подвале рязанской многоэтажки. Разве что страхов прибавится, а технологию террора, обращенного внутрь страны, он позже распространит на весь мир.

Сегодня, обложенный со всех сторон и провалившийся всюду, он вовсе не унывает, но размышляет о том, куда бы еще кинуться, чтобы вновь закошмарить обнаглевших врагов. Теракт в Крыму с дальнейшим спешным разоблачением во всем сознавшихся извергов, приехавших мстить за освобожденный полуостров, и немедленный ответ, контртеррористическая операция против Украины — это ведь простая двухходовочка. В его стиле, как тогда, в Чечне, где за взорванные в России дома мятежную провинцию утюжили ковровыми бомбардировками.

Это первое, что приходит на ум людям, которые, как бы сказать, критически относятся к Владимиру Владимировичу. Эта мысль зреет и укрепляется в них, покуда вместе с гостями в студии беснуется Скабеева и форменный ад творится в том сегменте Рунета, где сгрудилась патриотическая наша общественность. Потому, проницая внутренним взором картины грядущей российско-украинской войны, они почти забывают о погибших при расстреле в Керчи. В ожидании тотальной трагедии, которая затмит любые локальные теракты.

Нечто подобное происходит и в противоположном лагере, но с обратным знаком. Там еще со времен покоренья Крыма пребывают в мечтах о новых победах. Там любят отважного Путина и вербально казнят Путина нерешительного — за то, что слил Новороссию. Там при словах "я за" течет со щек известка, и всякое злодеяние киевской хунты, о котором вопят в телевизоре, воспринимается как призыв к немедленному действию. Там о терактах грезят, словно о манне небесной, вот и свежая новость из Керчи наполняет души мечтателей праведным остервенением и ожиданием скорого возмездия.

В итоге обманулись все — и яростные оппоненты Кремля, и разъяренные его сторонники. Иногда массовое убийство — это просто массовое убийство, и случиться оно может где угодно. Хоть в Америке, хоть в России, хоть в Крыму. С ним ничего не поделаешь, с одиноким обезумевшим юнцом, который ходит-ходит в школу, а потом бац и стреляет. Изредка такого потенциального стрелка можно заранее вычислить, но куда чаще эти замкнутые, задумчивые, невезучие юноши остаются неузнанными до той минуты, пока не заходят в класс, как в тир, пуляя по живым мишеням. В их лицах и поступках бессмысленность жизни и смерти предстает в чистом виде, без примесей и нравственных мотивировок.

Глубоко осмысленны только вот эти наши фобии, надежды, печали, страхи. По ним и следует судить о том, что совершается ныне в России и на Украине, в Европе и Америке, в мире. О том, как все запущено, поскольку в зеркале мнимого теракта отражается повальное наше неблагополучие, и мы легко готовы поверить, что наступают последние дни — кто с горечью, кто с ликованием. Отчаявшихся еще можно спасти, ликующие безнадежны.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Hyperloop One устроила первый тест вакуумной трубе для сверхзвукового поезда Призрачный остров. Власти Парижа хотят вернуть жизнь острову Ситэ Primer Capital вложил 11 млн рублей в медтех-стартап TeleMD По размену. Газпром изучает возможность своповых операций с Китаем и Ираном в рамках поставок газа в Индию Как эффективно заниматься трейдингом в Сети

Лента публикаций